Весна, призыв, военкомат

Вопрос о судьбе Катав-Ивановского районного военного комиссариата долго муссировался во многих инстанциях и в средствах местной массовой информации. Напомню, что его хотели перевести в соседний Усть-Катав, оставив в Катав-Ивановске только военно-учетный стол. За сохранение военкомата боролись всем миром. Больше всего нервишек потрепали работникам военной организации. Сами понимаете, что значит в наше время потерять работу. А им обещали именно такую перспективу. Не меньше пострадали бы и призывники из сел, что ближе всего расположены к Катаву.

 

Но все обошлось. Сейчас в военкомате началась очередная призывная кампания. Молодые призывники проходят медицинскую комиссию и все, кто здоров, получают повестки для прохождения службы в рядах Российской армии. Бывает, что на комиссию приходят всего по три призывника. Но сегодня их тридцать три человека. Тридцать три парня! Все такие разные. Женатые и холостые, имеющие по два высших образования и закончившие всего лишь среднюю школу, длинноволосые и коротко стриженые, судимые и законопослушные, отцы и мальчишки. Все они будущие защитники нашей Родины. И их уже можно представить в солдатских гимнастерках, пилотках и кирзовых сапогах. Смелых, порядочных, серьезных. По крайней мере, в это хочется верить.

Работники военкомата, однако, оптимизма не проявляют. И не без причины. Уж они-то ситуацию знают в деталях. Их работа обросла специфическими терминами. Например, в числе присутствующих сегодня молодых ребят есть «уклонисты». Это те, кто в течение какого-то времени не являлся по повестке, проще сказать, скрывался. Кстати говоря, не без поддержки собственных родителей. Давно не считается позором отказываться от службы. Напротив, с гордостью говорят: «Я от армии «закосил». Семьи, не имеющие сыновей, возмутятся. А мать, вырастившая  единственного сына, поймет и даже позавидует. И кто тут прав? Вопрос лучше оставить риторическим. Несомненно, лишь то, что сотрудникам военкомата  «уклонисты» создают дополнительную работу. Им в очередной раз приходиться ехать или идти по указанному адресу и опять объяснять, что без прохождения службы с их «волчьими» (тоже один из терминов) билетами они не везде устроятся  работу.

Есть еще одна категория среди молодой мужской братии. Их называют «СОЧниками», то есть самовольно оставившимим часть, проще — сбежавшими из армии. Таких служивых тоже приходиться разыскивать вместе с милицией. С ними поступают покруче.

Отправляют в Чебаркульский военно-следственный отдел, где и решается их дальнейшая участь. Призывники, «СОЧники», «уклонисты», контрактники, кандидаты в военные училища. Все они в ведении военного комиссариата. Объем работы и без того немалый, а тут еще недавнее сокращение штата. Причем странное сокращение. Освободили опытных работников со стажем, оставили новичков. Очевидно,  позиция руководства была основана только на экономии. Неважно, кто и как будет работать, лишь бы зарплату поменьше платить. Вот теперь и расхлебывают ситуацию оставшиеся члены коллектива. Самые ответственные погрязли в работе. Домой несут тяжелые сумки с документами, которые не относятся к секретным.

Дома их рабочий день продолжается и заканчивается  далеко за полночь. Но они еще надеются, что в скором времени руководство поймет: долго работать в таком темпе невозможно. И тогда все изменится. А на всякий случай кое-кто из них подстраховался оформлением документов для перевода в воинскую часть города Трехгорного.

Татьяна Тимофеева,
г. Катав-Ивановск.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.