Большая беда маленького Эдика

Женщины с детьми отдыхали на берегу речки и наслаждались приятной картиной: любовались на своих малышей. А те брызгались водой и визжали от радости. Редко выпадает такой денек: то из-за работы некогда выбраться на природу, то на улице дождь. Ну, а в отпуске можно позволить себе такую роскошь, тем более, что погода чудесная.

 

Как не жалко расставаться с речкой, но пора домой. Уже вечер. Мамы начали переодевать своих «утят» в сухую одежду. Именно в это время их внимание привлек мальчик — маленький дрожащий комочек. Один на реке, весь мокрый, с посиневшими губками. Мокрые трусики и кепка — это все, во что был одет пацан.

 

— Ты чей? — спросила одна из женщин. — Где твоя мама?
— Я — Эдик Иванов. Мне четыре года. Живу на улице Волкова, дом номер 51, — немного картавя, ответил ребенок.

Вот так, заученной фразой, чтобы не возникало больше вопросов, отчеканил Эдик. Видимо, не первый раз приходилось мальчику отвечать на подобные вопросы посторонних людей.
— Тебя, наверное, ищет мама? — Не унимались женщины.
— Она меня никогда не ищет.
После увиденного и услышанного, как все нормальные люди, женщины не смогли оставить малыша один на один с бурлящей рекой. Они решили позвонить в милицию.

Дежурный долго не отвечал на телефонный звонок. Потом столь же долго выяснял, кто звонит и почему сами не могут доставить ребенка в милицию. В конце-концов милицейская машина выехала по названному адресу. За время ожидания охранников правопорядка две временные опекунши мальчика выяснили, что четырехгодовалый малыш, не умея плавать, не первый раз переходит реку вброд. Он до слез боится милиции, которая неоднократно доставляла его в приют, откуда Эдик упорно сбегает.

Ребенка угостили бананом. Он отвернулся и с жадностью съел фрукт. Точно так же, отвернувшись, съел и  семечки вместе с кожурой. Множество чувств смешалось в сердцах женщин: и негодование по поводу отношения матери к ребенку, и возмущение, и жалость, обыкновенная человеческая жалость к маленькому, брошенному мальчику.  

Однако прошел час, но машины не было видно, хотя от здания милиции до улицы Щорса десять минут езды. Женщины, как могли, согревали продрогшего мальчугана, а потом решили позвонить спасателям. Странно и  возмутительно, но там женщинам тоже предложили самим увести ребенка в приют или оставить одного! После длительных пререканий, возмущений и каких-то грубых выяснений, на другом конце телефонного провода пришли к гуманному решению — мальцу надо помочь и, главное, отвязаться от навязчивых теток, которые за это время уже успели позвонить в газету. 

Через полтора часа подъехал «УАЗик» с людьми в погонах, которые должны по первому зову спешить к нам, чтобы спасти наши жизни и оберечь от беды. Машина подъехала почему-то на другой берег реки, по всей видимости, так и не смогли стражи нашего покоя разобраться с адресом. Пришлось Эдика переносить через речку.

Следующий день для беспокойных дам  прошел тоже неординарно. Их вызвали в попечительский комитет для дачи объяснений. Бросив домашние дела и забыв про отпуск, женщины отправились защищать права ребенка. В комитете, слава Богу, они услышали только слова благодарности. Оказалось, что эту, так называемую, мамочку Эдика, хотят лишить родительских прав. И хотя это — крайняя мера, но в данном случае она себя, скорее всего,  оправдает. Потому что у тех, кто видел мальчика, напрашивался один вопрос: а есть ли сердце у его матери? А если все же есть, то из какого материала оно сделано? Может быть, из нейлона, как поется в старой, подзабытой песне?

В этой грустной истории отрадно одно: нашлись-таки неравнодушные люди, для которых жизнь ребенка оказалась дороже личных дел и забот. Умный человек сказал, что чужих детей не бывает. Для женщин, уберегших маленького Эдика от большой беды, это не пустые слова.

Татьяна Тимофеева,
г. Катав-Ивановск.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.