«Сражайтесь за своих детей»

Недавно, к нашему корреспонденту в г. Катав-Ивановск Ольге Шкериной обратилась незнакомая женщина. Она сказала, что в одном из прошлых номеров газеты «Среди вершин» прочла публикацию, в которой рассказывалось о девушке, попавшей под влияние сектантов. Как оказалось, эта тема была близка женщине, и она просила опубликовать в газете ее письмо, в котором повествовала о несчастье, приключившемся с ее дочерью несколько лет назад.

Мы выполняем эту просьбу.

«В одном из номеров вашей газеты я ранее читала статью о сектах, о том, как одна из девушек попала под их влияние, и каким трудным был ее путь назад, к нормальной жизни. Я же хочу рассказать вам о своей беде, которая приключилась с моей дочерью. Сегодня, к счастью, с ней все в порядке. Но ад, который мы пережили, продолжался несколько лет.

Моя девочка росла беспроблемной. Воспитывала я ее одна. С мужем развелись, когда Кате еще не исполнилось пяти лет. До 16 лет она была очень спокойной и послушной девочкой. Что случилось потом, не понимаю. Катю словно подменили. Началось все с того, что дочь стала возвращаться домой очень поздно. Не подумайте, что я ее держала взаперти. У нее были хорошие подруги. Вместе они гуляли по вечерам, иногда сидели дома, в Катиной комнате. Были звонки и от мальчиков. На мои вопросы Катя всегда отвечала честно: где была, с кем. Я не волновалась особо. Понимала, дочь становится взрослой, в душе расцветает весна. А затем все изменилось.

Однажды Катя не пришла в назначенный час домой. Время подходило к полуночи, а дочери все не было. У меня началась паника, а телефон Кати повторял: «Абонент находится вне зоны действия сети». Ее подруги, Лена и Оля, уже были в постелях и на мои вопросы отвечали, что с Катей они сегодня никуда не ходили. 

Когда я уже собралась звонить в милицию, вернулась дочь. Катя попыталась мне солгать, что была у подруг, но я ее одернула. Мы ругались долго, но я так и не смогла выяснить, где она была. Дочь сказала, что у нее появились новые друзья, и она была с ними. Затем мы договорились, что больше такого не повторится, и мне стало немного спокойнее. Думаю, многие родители пережили то же, что и я. Что поделаешь, дети взрослеют, пытаются казаться независимыми.

Прошло несколько дней, и я окончательно забыла о выходке дочери. А зря. В один из вечеров она вновь исчезла, пришла уже ночью. Опять скандал, запрет на общение с друзьями. Но Катя ускользала из дома, пока я была на работе. Я дошла до того, что стала прятать ключи. Закрывала ее и уходила. Но она, не постеснявшись соседей, однажды перелезла через перегородку к ним на балкон, сказала, что я, якобы, случайно закрыла ее дома, а ей нужно срочно выйти. Я не знала что делать. Дочь уходила куда-то, а я не могла выяснить, куда. Прежние друзья у нас больше не появлялись. Катя становилась вспыльчивой, резкой, высокомерной. В ней откуда-то появилась ненависть к людям. Я не могла понять, что происходит, откуда в юной девушке столько бунта, надменности, жестокости, Дальше — еще хуже. Она перестала реагировать на мои слова. Ни лаской, ни добрым словом ее нельзя было уговорить. Я обратилась за советом к своим подругам, те ответили, что Катя переживает переходный возраст и скоро успокоится. Но жизнь становилась все более невыносимой. Катя не скрывала презрения к простым, нормальным людям. Она говорила, что все в жизни надо брать своими руками, если нужно — отнимать силой, а если не хватает силы — дьявол всегда поможет.

И вот тогда, когда я услышала эту фразу, меня осенило: дочь попала в секту. И не простую — она поклоняется сатане. Что Катя мне говорила, хватит для того, чтобы написать целую книгу. Она припомнила мне отца, с которого я, по ее мнению, должна была брать деньги, чтобы покупать ей хорошие вещи. Сказала, что пойдет к нему и сама потребует на свое безбедное содержание. Катя забросила учебу: мне звонили из школы и сообщали, что моя дочь не появляется на уроках. Спрашивали, о чем мы думаем, ведь это — выпускной класс. Впереди экзамены, поступление в институт.

«Катя очень способная, — говорили мне, — она хотела идти учиться на юриста». Я не верила ни своим ушам, ни своим глазам, и сейчас мне даже страшно вспоминать, что происходило в нашем доме. Дочь полностью вышла из-под контроля, она была неуправляема. Вернее, управляла ею дикая злость. То, что я знаю, с какими людьми она общается, вернее, в какой она секте находится, Кате было безразлично. Она не жалела меня, я для нее была лишь досадным препятствием в ее времяпрепровождении.

Вскоре я поняла, что Катя употребляет алкоголь, а потом и наркотики. Я снова пыталась образумить ее, но дочь только смеялась в ответ и говорила, чтоб я не старалась — дьявол давно приготовил для нее посвящение.

Подобное продолжалось не месяц и не два. Школу Катя окончила с грехом пополам, и о поступлении в вуз не было и речи. Год ничем не занималась. То спала сутками на диване, то исчезала из дома. А я бегала ночью по всем «забегаловкам» и подвалам, искала ее. Иногда, если находила, притаскивала, еле живую от выпитого, домой.
В то время я сильно постарела, и соседи сочувственно смотрели мне вслед. Подруги советовали обратиться за помощью к специалистам. Я послушалась совета и вскоре нашла одного из них, которому рассказала о своей беде. Специалист предложил приехать вместе с Катей. Естественно, дочь только посмеялась над таким предложением. Советы, которым я следовала, не действовали. Может быть, толк бы и был, но только дочь к тому времени решила уйти от меня и жить отдельно. К этому времени я так устала от подобного существования, что не удивилась этому заявлению. Мне даже стало легче.

Раньше я редко ходила в церковь. Теперь же истого молилась за дочь, обратилась к батюшке, поведала ему о своей беде. Он выразил желание прийти и побеседовать с Катей. В тот момент она еще жила со мной.

О той встрече мне стыдно вспоминать. Дочь выпроводила священника чуть ли не силой из нашей квартиры. Кричала, что дьявол сильнее его, он помогает ей в жизни, а не Бог. А потом сказала, что уходит.

Так прошло еще несколько месяцев. Не знаю, помогли ли мои молитвы, но позже я узнала, что Катя ушла из секты сама. Я обрадовалась и поехала к ней. Она жила вместе с подругой на другом конце города. Работала в кафе барменшей, на что и существовала. Не знаю, что я хотела увидеть, наверное, свою прежнюю добрую девочку. Но не тут-то было. Передо мною стояла измученная как физически, так и морально, маленькая женщина. Злости в ней убыло, но вместе с тем ушли и другие чувства. Катя была совершенно разрушена: ничего не замечала вокруг, ничего не хотела, в ней умерло все живое.

Мне тогда не удалось забрать Катю домой, еще долгое время она катилась по жизни, словно снежный ком. С наркотиками завязала, а вот с алкоголем — нет. Пила много и часто. Вскоре попала в больницу с заболеванием желчного пузыря, а позже ее поставили на учет к наркологу. В больнице врачи мне посоветовали окружить Катю материнской заботой. Да я только этого и хотела, но ей не нужна была моя забота, и после больницы Катя вернулась к себе.

Время шло, я уже было потеряла всякую надежду, только молилась днем и ночью. Но однажды, четыре месяца спустя, Катя позвонила мне сама. Я поняла, что дочь возвращается, и она действительно приехала. Я ничего не спрашивала. Она ничего не рассказывала. Некоторое время не выходила из своей комнаты, не разговаривала со мной. Впрочем, и ни с кем другим. Она ходила, словно тень: уставшая, осунувшаяся, худая, как палка. Мне было больно на нее смотреть, но я была счастлива: дочь вернулась домой. Значит, все будет хорошо. И действительно, через некоторое время Катя стала оживать. Проснулся былой интерес к жизни, дочь взяла в руки любимые книги. Когда она впервые вышла из дома, признаюсь, я запаниковала. Былое всплыло во всех печальных красках. Моим главным желанием тогда было идти за ней, чтобы остановить, уберечь от прошлых ошибок. Но через полчаса дочь вернулась. Она ходила в магазин за своим любимым мороженым и виноградом.

Сейчас Кате двадцать лет. Через полгода после ее возвращения ко мне она поступила в вуз, общается с однокурсниками, живет полной жизнью. Мы не вспоминаем ужаса тех лет, когда нам обоим казалось, что жизнь окончена.
Хочу сказать каждой матери: оберегайте, молитесь за своих детей, сражайтесь за них, не отдавайте их в лапы зверю — Бог всегда нам поможет.

С уважением,
Елена В.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.