Правосудие — не пустой звук

В редакцию нашей газеты поступило письмо от адвоката Курчатовской коллегии адвокатов г. Челябинск Евгения Михайловича Котлецова. Вот, что он пишет:

«Уважаемая редакция, смею надеяться, что вас может заинтересовать простая и малоинтересная, на первый взгляд, ситуация, когда обычный гражданин, каких миллионы, был привлечен к уголовной ответственности и осужден за незначительное преступление (ст. 145-1 ч. 1 УК РФ, срок наказания — до 2 лет лишения свободы), освобожден от уголовной ответственности за истечением срока уголовного преследования и, вроде бы, должен был благодарить судьбу за то, что так легко отделался. Нет громких убийств, коррупции высокопоставленных чиновников, погонь — ничего «захватывающего», достойного внимания Голливуда, «Мосфильма» или уважаемого Вахтанга Микеладзе.

«Если невиновен — отпусти»

Тем не менее, полагаю, что не «громкие» уголовные дела, как червь, подтачивают устои государства, власти и демократических принципов, а именно такие — тихие, незаметные, касающиеся миллионов граждан нашей Родины, которые и составляют основу государственности и порядка. В номере № 12/223 международного ежемесячника «Совершенно секретно» опубликована актуальная статья Иосифа Гальперина «Если не виновен — отпусти», рассказывающая о трагедии, по иному это назвать невозможно, молодого парня Алексея Драера, осужденного Замоскворецким судом Москвы к 8 годам лишения свободы, как видно из статьи, за разбой, не озаботившись при этом представлением доказательств его вины и установлением истины по делу.

Эта статья не может оставить равнодушным любого практикующего юриста, для которого понятие «правосудие» не пустой звук. Достаточно вспомнить, что в практике подобный случай не единственный. Например, по небезызвестному делу Чикатилло был осужден к смертной казни невиновный. Мало-мальски проанализируешь современную практику правоприменения и начинаешь сомневаться, существует ли в современной России ПРАВОсудие.

Цифры лукавят

В настоящее время в России более 900 тысяч человек, отбывающих наказаний в виде лишения свободы. Кроме такого наказания судами назначается условное лишение свободы и другие виды наказания, следовательно, можно смело говорить о том, что сейчас Россия имеет более миллиона своих граждан, являющихся по приговорам судов преступниками. Это при том, что оправдательных приговоров в стране выносится порядка 0,04%. Эти цифры говорят или о бесподобно высокой квалификации наших следователей, или о лукавстве этих цифр. Я склонен быть уверенным во втором и далее обосную свое мнение.

Принцип выборности судей, как это было при СССР, сменен сейчас принципом их назначаемости. По-моему, это очень мудрое решение власти, желающей, чтобы судьи при отправлении правосудия всегда стояли только на стороне интересов этой власти, а интересы граждан — «дело десятое». Может ли судья при таком положении решать вопросы объективно и в соответствии с требованиями законов, сомнительно.

Попробуйте сейчас провести выборы судей, и вся судебная система страны рухнет, поскольку большинство граждан не доверяют российскому правосудию и выбирать просто не станут. Вспомним количество осужденных, иной раз несправедливо, вспомним, что у каждого есть мать, отец, жена, брат, дети, просто друзья и близкие. Как эти люди могут относиться к правосудию, если видят и знают, что в отношении их близкого человека творится беззаконие.

Статья И. Гальперина, на мой взгляд, только подтверждает эти далеко неполные умозаключения. Нельзя говорить, что плохо все, и судьи плохие все. Нет. Однако от существующей тенденции»оправдательный приговор — это не государственная политика» необходимо избавляться, поскольку она наносит вред не только обществу, но и власти. Так, недоверие к судебной власти автоматически перерастает в недоверие к власти вообще, в том числе, и политической.

Странное оправдание

Чтобы не быть голословным, хочется привести как пример уголовное дело по обвинению Тракторозаводской прокуратурой г. Челябинск В.Н. Смакоты по ст. 145-1 ч. 1 УК РФ (невыплата заработной платы, максимальный срок наказания — 2 года лишения свободы. Следователь — Салыкаев, Тракторозаводская прокуратура г. Челябинск).

Кстати сказать, субъектом преступления по этой статье может быть только руководитель (директор, президент и т.п.) предприятия. В. Н. Смакота являлся одним из учредителей этого предприятия, директором был некий Веденчук.

Впервые это дело начало рассматриваться мировым судьей Оводовой в январе 2005 года, а 02. 06. 2005 года мировой судья без согласия подсудимого, что категорически запрещается законом, прекратила уголовное дело в связи с истечением срока давности уголовного преследования, признав при этом Смакоту В.Н. виновным в совершении данного преступления.

Потом были суды апелляционной инстанции, кассационной инстанции, которые соглашались с мировым судьей Оводовой. Причем, в судах всех инстанций отклонялись практически все ходатайства защиты, способные повлиять на вынесение оправдательного приговора, хотя защитой были представлены, а судом приобщены документы, свидетельствующие о невиновности Смакоты В. Н. Только в 2007 году постановлением Президиума Челябинского областного суда все судебные решения отменены, Смакота В.Н. признан не субъектом преступления (субъектом признан директор предприятия Веденчук), и дело направлено на новое рассмотрение.

Казалось бы, можно спокойно вздохнуть. Ан, нет. Другой мировой судья — Дик снова вынес обвинительный приговор, где один из учредителей предприятия — Смакота В. Н. вновь признан виновным в невыплате заработной платы, так как «фактически исполнял обязанности руководителя». Другой учредитель, а также директор предприятия Веденчук так и остались свидетелями. Кстати, размер невыплаченной заработной платы так и не был установлен. Предприятие потерпело крах, но обвинение не интересовало, куда делось оборудование предприятия, сырье, продукция, деньги — а это несколько миллионов рублей, которых с лихвой хватило бы на погашение любой задолженности. Действительно, куда же это все делось?
Апелляционная инстанция отменила приговор мирового судьи Дик и оправдала В. Н. Смакоту, но как-то странно оправдала: в описательной части оправдательного приговора районный суд признал подсудимого организатором и подстрекателем в совершении преступления, в резолютивной — невиновным в совершении преступления.

Как же здесь не вспомнить и не провести параллель между судьбой Алексея Драера из статьи И. Гальперина и Владимира Смакоты. Разница только в том, что В. Н. Смакоте повезло несколько больше — другая статья УК и срок уголовного преследования закончился, а то бы и ему «сидеть».

Евгений Котлецов, г. Челябинск.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.