«Клондайк» в провальной яме

Утро выдалось теплое и солнечное. Краски природы стали еще ярче. Кажется, солнечные лучи не обошли ни одну травинку, ни одну росинку. Красиво.

Едем по дороге в Карауловку. Километра два, и мы у цели. «Москвичок» круто разворачивается и встает, как вкопанный. Маленькая металлическая будка – это «офис» охранников городской свалки. Отсюда до самого объекта  рукой подать. Метров двести пешком по лесной дороге, и вот она, известная в городе «провальная яма». Звучит жутковато, почти, как преисподняя. Старые люди говорят, что, сколько помнят себя, столько и существует это место выброса мусора. Говорят,   там  какая-то топь, болото. Оно и поглощает все отработанное человеком.

Рядом с ямой огромная поляна. Сегодня, в лучах солнца,  эта площадка, заваленная мусором, дала бы фору   любой весенней полянке по своему разноцветью. Яркие бумажные упаковки, пластиковые бутылки всех цветов, блестящая фольга и даже новогодняя мишура вместе с елками. Да, чего здесь только нет! И всего этого «добра» целые горы. Мусорные машины и трактора везут сюда на вечное хранение старые вещи, изношенную обувь, развалившуюся мебель, остатки и очистки от продуктов. Здесь  кладезь стеклянных банок и бутылок, «клондайк» обрезков цветного и черного металлов. Последнее и привлекает определенную категорию населения города и даже

близлежащих сел, которая ежедневно приходит сюда, как на работу. Эта группа людей довольно многочисленна. Как же назвать их, чтоб не обидеть? Постоянные клиенты или посетители? Может быть, просто искатели? Точно. Каждый из них ищет тут что-то нужное для себя.

Но первое живое существо, которое попадается на глаза — это птица. Распластав черные крылья, она вьется почти над головой и жутко каркает. Непуганый откормленный ворон чувствует себя хозяином. Он здесь не один. Вороньи стаи носятся, как над кладбищем. Им-то, что нужно? Птицу не обманешь. Она за версту чувствует падаль. Метрах в ста от свалки, в глубине леса находится могильник для животных. Но подъезд к нему очень плохой. Там хоронят собак или кошечек, которых можно унести на руках. Павшую лошадь или коровенку туда не доставишь. Поэтому издохших животных привозят на свалку. Правда украдкой, когда у охранников заканчивается дежурство. Вот и кружат чернокрылые над своей добычей.

Далее открывается картина не для слабонервных. Маленький человечек, мужичок неопределенного возраста, голыми руками копается в вонючем мусоре. Он ищет продукты и складывает в пакетик. Наверно понесет детям. У него их четверо. Но и самому хочется покушать. То огурчик квашеный найдет, то хлебушек. Постоянно что-то жует. Рядом с ним собачка. Он с ней делится по-отечески. Хотя, надо сказать, упитанности животного мог бы  позавидовать и кабанчик.

В соседней кучке копошится женщина из поселка Башлес. Далековато ей сюда добираться, через лес километров пять. Жила она раньше в одном из красивейших уральских сел, Тюльмени. Работала дояркой. Все было хорошо до тех пор, пока село не закрыли и всех его жителей не выселили. Поехала она с родителями  жить в ближайший поселок. Он назывался 85-й километр. Только обосновались, поселок  стал увядать. Ни транспорта, ни снабжения. Хозяйство пришло в упадок, люди стали переезжать ближе к городу. И их семье пришлось переселиться. Она опять устроилась на работу дояркой в крепкое тогда подсобное хозяйство литейно-механического завода. В поселке Обухова распашка семье дали квартиру. К тому времени у нее уже было трое детей. Какое-то время жили, как говорится, не тужили. Но и это хозяйство ликвидировали, как нерентабельное. Последний переезд закончился тем, что она с тремя взрослыми детьми и девяностолетними родители живет в маленьком домишке. Ну, а здесь, на свалке, бывшая доярка собирает не продукты, а иногда одежду или обувь.

 

 

Кстати, в одной из приличных, по словам «искателей», кожаных курток кто-то недавно нашел восемьсот рублей. Сто рублей находили в пижаме. А кое-кому достался солидный куш. В старом диване, под обивкой хранились двенадцать тысяч рублей. Кроме денег, продуктов и шмоток здесь оказывается можно найти и духовную пищу. Есть один парнишка, который частенько приезжает сюда на велосипеде. Он ищет старые книги. Говорит, что это его хобби. В его домашней библиотеке две тысячи книг. И все они были кем-то когда-то выброшены.

Две опрятно одетые женщины не вписываются в окружающий пейзаж. В чистых перчатках, с палочками в руках, они брезгливо расшвыривают мусор. Они-то что здесь делают? Увидев фотоаппарат, закрывают лица.

— Не снимайте нас,- просят. — Родственники увидят, заклеймят позором.

Две соседки собирают трехлитровые банки для заготовок. Каждая баночка стоит 25 рублей. А для хорошей хозяйки после сбора урожая и сто банок нелишние. Где взять такие деньги с пенсии? Смекалистые дамочки смастерили себе цивильные тележки из детских велосипедов и вперед, на свалку. С этого начался их «мусорный» бизнес. Рассудили так. Коль все равно собираем баночки, почему бы не взять также литровые или поллитровые, в тележке место есть. Стеклотару с удовольствием покупают по рублю за штуку. А баночки из-под детского питания аптека даже заказывает. Посчитали, что отказываться   от лишней копейки глупо. А тут еще  то кусочек проволоки попадется, то другой   металл. Решили и такой случай не упускать.  Коль скоро заработала предпринимательская жилка, серое вещество голове не дает покоя. У одной из женщин козочки. Почему бы не накормить рогатеньких готовыми очистками от картофеля или свеколки? Тем более что это все культурно сложено в пакеты. Козочки зажили на широкую ногу. А их хозяйка стала подумывать о поросеночке. Не завести ли животину? Да и курочки не помешают в таком случае. Вот так-то!

Чего греха таить, и сами работники свалки иногда собирают металлолом. Почему бы нет? Деньги не велики, но с их смешной зарплатой в две тысячи триста рублей и это помощь. Да хотя бы на тот же бензин, который нужен, чтоб добраться да загородной работы. Ведь охранникам не выделяют деньги на транспорт. Правда, зарплату, говорят, недавно повысили на две тысячи рублей. Но таких «бешеных» денег они пока не получали. Охранникам некогда сидеть в своей металлической коморке. Они все время на территории объекта.   Только чаек попить да груз принять  идут в свое укрытие, которое, откровенно говоря, ни от чего не укрывает. Зимой в  помещении мерзнут больше, чем собаки на свалке. Летом некуда деться от зноя. Нет в будочке ни электроэнергии, ни телефонной связи. Даже сотовая связь здесь отсутствует. Единственный предмет удобства – это печка-буржуйка. Работники охраны к отсутствию элементарных удобств привыкли: свалка есть свалка, и к людям здесь часто относятся, как к мусору.   
В обратный путь нас провожали все те же вороны и дружная семейка «искателей». По их мнению, свалка – неплохое место. Да, видно все познается в сравнении.                                                      

Татьяна Тимофеева, г. Катав-Ивановск.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.