Резонанс

В редакцию нашей газеты пришло письмо от Надежды К., которая, прочитав статью "Я уговаривала ее проснуться ребенком", решила выступить в защиту тех семей, которые были вынуждены вернуть приемного ребенка обратно в детский дом.

- Прочитав статью, я не смогла смолчать, - пишет Надежда. - Автор пишет о том, какую психологическую травму понес приемный ребенок. Но почему никто не задумывается о том, как было тяжело приемным родителям, если они решились на такой шаг, как возврат ребенка.

Я знаю не понаслышке, что такое приемные дети. Мои родные взяли мальчика из детского дома. Максимка казался нам ангелом. Ребенку было восемь лет. Первое время мы не могли нарадоваться на него. Такой смышленый, умненький, ласковый. Ему все было интересно. Сначала все шло прекрасно. Затем Максим пошел в третий класс. И тут началось! Куда подевался ангелочек! Ребенок превратился в чудовище. После школы родители не могли его дождаться, он пропадал. Его искали. Он то с сомнительными друзьями где-то бродяжничал, то просто не шел домой, отсиживался где-нибудь в парке. Приходил весь грязный, нередко - в порванной одежде. Учителя наперебой вызывали нас в школу, жаловались на мальчика. Он воровал деньги у одноклассников, лазил по сумкам педагогов. Его поймали за воровством в раздевалке, когда он вынимал забытый школьником в кармане куртки телефон. Потом мальчик "поумнел". Ворованное не нес домой, а прятал где-то. Тайник мы так и смогли отыскать.

Максим стал врать, причем постоянно. Уличишь его во вранье, а он все равно стоит на своем. Конечно, были разговоры по душам. Вернее, это родители пытались с ним говорить, Максим же с пустыми глазами, молча, сидел на стуле. Выдавить из него слово было невозможно. Он уходил в себя. Складывалось впечатление, что он нас вообще не слышит или не хочет слышать.

Дальше - больше. Мальчик начал драться со сверстниками. Визиты других родителей с жалобами на Максима стали постоянными. Соседи жаловались, что он мучает животных. То кошку пнет, то собаку. Учился плохо, как говорится, "тройка" "двойку" погоняла. Если раньше ему было интересно ходить в спортивную секцию, играть в настольные игры с папой, то потом главным его развлечением стало бродяжничество и телевизор. Он ничего не хотел, его ничто не привлекало. Улица и деньги - вот что ему было нужно. Карманные расходы ему урезали до минимума, что из этого вышло, я уже сказала.

Через некоторое время Максим стал себе позволять нецензурные слова в адрес приемных родителей. По-видимому, разговоры по душам ему смертельно надоели. Он таким образом пытался избавиться от родительских нравоучений.

Много чего произошло за те три года, что Максим жил у нас. Родители, как могли, терпели, боролись, надеялись. Но нет, чуда не случилось. После очередного скандала они решили вернуть Максима в детский дом. Поверьте, это решение далось нам всем очень нелегко.

Автор статьи "Я уговаривала ее проснуться ребенком" дает понять читателям, что приемные родители в очередной раз поломали судьбу ребенка. Но, почему вы не пишите о том, как ломают родителей приемные дети? Ложь, воровство - это еще "цветочки". Когда дитятко начинает испытывать родителей на прочность, вытягивая из них все жилы, начинается самое страшное. Моим родным впору было ложиться в психиатрическую больницу, нервы у обоих были истощены до предела. Есть приемные семье, которые тянут ношу до конца. А есть и другие, которым не хватает терпения и закалки. Осуждать таких родителей нельзя”.

Мы показали письмо Элине Бегашевой - психологу детского дома. Вот как она прокомментировала написанное:

- Почему благие намерения порой оборачиваются трагедией? В числе наиболее распространенных причин - непонимание того, что усыновленные дети - особенные, поскольку пережили в детстве сильную травму, которая накладывает отпечаток на психику. Многие приемные родители не понимают этого, они воспринимают усыновленного ребенка как обычного. Что он на самом деле чувствует - для них неведомо. Поэтому их шокирует неадекватное поведение ребенка. А самое главное, ребенок и сам не может объяснить, почему он себя так ведет. Об этом как раз и пишет автор письма, рассказывая, что мальчик всегда молчал, когда его спрашивали причинах егоо поведения.

Существует два этапа при усыновлении. Первый, мы называем его "медовый месяц", длится недолго - от нескольких часов до нескольких месяцев. Это эйфория, причем, обоюдная. Ребенок может очень хорошо себя вести, чтобы понравиться. Приемные родители счастливы, стараются угодить. А потом наступает вторая фаза под названием "Уже не гость". Ребенок начинает проверять, действительно ли новые родители его любят. Однажды он уже был брошен матерью, и теперь у него накопилось недоверие к миру, к тому, что кто-то может его полюбить. Он может проверять эту любовь плохим поведением или другими какими-то способами. Он будет требовать к себе огромного внимания. Главное здесь - перетерпеть. Дальше пойдет легче. Но не все дожидаются этого времени. Ведь есть зацепка - можно вернуть не оправдавшего надежды взрослых ребенка обратно.

Что можно сказать приемным родителям, которые испытывают проблемы с усыновленными детьми? Не стоит "сражаться" в одиночку, нужно открыто говорить о своих проблемах. Сейчас в нашем районе открыто несколько отделений, где работают специалисты-психологи. Никто вам не откажет в помощи, если вы придете туда с приемным ребенком. Возможно, совместная работа поможет сохранить семью.

Ольга ШКЕРИНА.