День Победы

Две улицы в Катав-Ивановске названы в честь Георгия Дудина и Константина Борцова, погибших во время гражданской войны в России.

 

Георгий Алексеевич Дудин 1885 года рождения из Катав-Ивановска был из семьи рабочего бессемеровского цеха Катав-Ивановского завода. По окончании четырех классов работал котельщиком. Служил кавалеристом в гусарском полку. После закрытия завода работал в Чусовой и Нижнем Тагиле. Как квалифицированный котельщик, имел броню, поэтому во время первой мировой войны не был мобилизован.

Вернувшись в Катав-Ивановск перед революцией 1917 года, занимался формированием красногвардейских отрядов, с одним из которых участвовал в боях с вооруженными формированиями атамана А. И. Дутова.
После перехода в Катав-Ивановске власти к белым сражался в составе отряда красных партизан. Десятого мая 1919 года Георгий Дудин и Константин Борцов, пробравшись в город на разведку, были окружены в районе горы Солоцкой. Вели неравный бой в течение восьми часов. Израсходовав все патроны, последние пустили в себя, не желая сдаваться в плен. Именами Дудина и Борцова названы улицы в Катав-Ивановске. На их могиле установлен памятник работы скульптора В. А. Пономарева.

Охота на красных

Как писал Леонид Сурин, юрюзанский краевед, лето 1918 года было кровавым для красногвардейцев. За ними шла самая настоящая охота. Белогвардейцы рыскали по дворам, лесам, селам. Помогали ловить красных местные зажиточные селяне, кулаки.

Многих красногвардейцев удалось схватить. Некоторых убили сразу, других отправили в Златоустовскую тюрьму. В числе арестантов были Георгий Дудин и Константин Борцов. Им удалось избежать расстрела. Из переполненной тюрьмы их вместе с другими заключенными перегнали в концлагерь на окраину города, а затем повезли в Сибирь. Ночью узники выломали в вагоне доски и выпрыгнули на ходу из поезда. Добрались до родных мест и стали партизанами.

В ноябре 1918 года верховным правителем на Урале и в Сибири стал адмирал Александр Колчак. При нём репрессии против красных и населения усилились, что привело к ожесточённому сопротивлению. Даже женщины и дети принимали участие в борьбе против режима Колчака. Многие из жительниц скрывали у себя в домах бывших красногвардейцев,а весной, тайком, рискуя жизнями, снабжали партизан продуктами, передавали им оружие.

За партизанами велась охота. И не только за ними. Расстреливали ни в чем не повинных людей. Стоило кулаку указать на крестьянина, который якобы был против режима, и тот уже был схвачен. Не досчитались многих своих односельчан в Орловке, Тюбелясе, Меседе и других селах.

Неравный бой

Майским ранним утром Дудин и Борцов пробирались на гору Солоцкая. Нужно было разведать обстановку, достать продукты.

Неподалеку от леса жила родная тетка Георгия Алексеевича. От нее борцы узнали местные новости, о том, какие зверства творят белогвардейцы.
Пока партизаны ели похлебку, тетка Агафья вышла в огород и тут же побежала назад с криками: «Солдаты идут!». По всей видимости, кто-то из местных выследил партизан и доложил белогвардейцам. Дудин и Борцов взяли винтовки и кинулись за дверь. Спустя минуту Агафья услышала выстрелы, грохнула граната, затем опять раздались выстрелы.

Солнце было в зените, когда полковник Носарь, получивший в Катав-Ивановске такую мрачную известность, что его именем женщины пугали детей, прискакал к месту боя. Он был в бешенстве, уже четыре часа не стихали выстрелы, а толку нет. «Сколько их?», - кричал полковник. «Не меньше десятка! По-видимому, засели в доме», - отвечали подчиненные.
Носарь окончательно рассвирепел. Он приказал поджечь дом. Солдаты послушно кинулись выполнять приказ. Вскоре огонь уже лизал не только стены дома, где засели партизаны, но и крыши соседних строений. Прибежал народ с ведрами. Полковник отдал приказ никого не подпускать к пожару. То, что горели соседние дома, его не трогало. Даже наоборот, это было своего рода наказание всем селянам за то, что они укрывают партизан.

Несмотря на пожар, партизаны не выходили из укрытия. Выстрелы по-прежнему продолжались. Носарь был в недоумении, дома горят, бой продолжается. Убито несколько его солдат. Как выяснилось позже, партизаны выбрались из дома и укрылись в огороде. Полковник отдал приказ взять их живьем.

Борцов и Дудин лежали за огородными грядками между двумя банями. У обоих слезились от дыма глаза. У них кончались патроны. «До темноты не продержимся», - сказал Константин. «Живы еще? - совсем близко крикнул чей-то голос, - Сдавайтесь, не то мы сейчас баню взорвем».

Раздался грохот, баня покачнулась и осела. Через клубы дыма оглушенные партизаны увидели крадущихся к ним солдат. И снова им удалось ответить выстрелами, после которых настало затишье.
Через час Дудин тронул друга за плечо:
- У меня остался один патрон.
- У меня тоже.
- Ну что ж, сдаваться не будем. Прощай.

Два выстрела прозвучали почти одновременно. Когда, спустя время один из казаков осмелился приблизиться, он увидел два тела. Рядом лежали винтовки и груды стрелянных гильз.
Казаки и солдаты окружили тела убитых. Они не могли поверить, что красных, которые вели неравный бой с ротой солдат и взводом казаков на протяжении восьми часов, было всего двое.
Так погибли красноармейцы, партизаны Георгий Алексеевич Дудин и Константин Васильевич Борцов, в честь которых позднее были названы городские улицы.

Ольга ЮДИНОВА.
По материалам Леонида СУРИНА.