День Победы

Окончание (Начало в №28). Воспоминания участника Парада Победы 1945 года в Москве Владимира Васильевича Климанова.

Парад

В ночь на 9 мая прозвучала команда дежурного офицера:«Подъем! Стройся у орудий!». Внесли полковое знамя. Лучами света двух тягачей поредевший полк был освещен. Командир полка подполковник БМ. Тихонравов громко произнес: «Фашистская Германия побеждена! Подписан в Берлине акт о безоговорочной капитуляции!». Прокатилось громкое «ура!». Война для нас кончилась. Далее проследовало прославление вождя. Тогда это было обязательным ритуалом. Последовала команда: «Расчеты - к орудиям!» и «Зарядить!». Прогрохотал залп из всех гаубиц полка, стрелкового оружия, ракетниц. Никто больше не уснул.

Началась мирная жизнь. Мы отдохнули, остриглись, помылись у лесного ручья, заменили обветшавшее обмундирование. В середине мая было получено распоряжение отобрать одного воина для участия в Параде Победы.

Требования к кандидату были жесткими: рост не ниже 175 см, отличие в боях, не меньше двух орденов или же трех медалей с одним орденом. В итоге командование остановило свой выбор на мне.

Я отправился в штаб дивизии, затем в штаб артиллерии 1-го Белорусского фронта. В Берлин нас прибыло шестьсот человек. Обратно в часть отправили четыреста бойцов.
Командиром батальона назначили генерал-майора М. Н. Богдана, который в боях командовал 2-й гвардейской минометной дивизией. Он был человеком уравновешенным, спокойным, очень вежливым. Мы все его любили и уважали.

Командиром сводного полка фронта был генерал-лейтенант ИП. Рослый. Был он строгим, требовательным и даже жестоким. В боях за Берлин командовал стрелковым корпусом, который брал правительственные кварталы. Был ранен в ногу, поэтому на этапе подготовки к параду в Москве ходил с тростью, которой, когда был чем-то недоволен, махал нам.

Сводный полк фронта в Берлине был сформирован из семи батальонов: 1-й и 2-й - стрелки и автоматчики, 3-й – артиллеристы, 4-й - танкисты, 5-й – летчики, 6-й - саперы и связисты, 7-й - кавалеристы.
Началось подготовка к Параду. С пяти до девяти утра мы занимались строевой подготовкой на площади у метро «Сокольники». Потом был завтрак, помню, кормили нас очень хорошо. Мы даже умудрялись выносить еду с собой, спрятав ее под гимнастерку. Так мы подкармливали солдат полка связи, которые нас обслуживали. Ребята, питаясь по тыловой карте, выглядели скверно.

После завтрака у нас было свободное время. Мне оно запомнилось большой культурной программой. Нас радушно принимали ведущие коллективы страны. Так, в Большом театре мы посмотрели «Кармен», в Театре армии - постановку «Гусарской баллады». Были на представлениях хора имени Пятницкого, ансамбля танца и еще много где. На выходе из столовой лежали билеты во многие театры, музеи, картинные галереи. Можно было пойти куда угодно. В завершение подготовки к Параду на центральном аэродроме и на Красной площади прошли две тренировки в составе всех фронтовых полков.
Настало 24 июня. День выдался пасмурным, моросил дождь. К девяти утра мы прибыли на Красную площадь. Выстроились фронтовыми полками в первой линии. Во вторую встали батальоны военных академий, училищ и частей Московского гарнизона. В середине площади перед Мавзолеем встал сводный военный оркестр более чем из тысячи музыкантов.

Десять часов утра. Из ворот Спасской башни на белых конях под звуки марша появился маршал, четырежды Герой Советского Союза Георгий Константинович Жуков с адъютантом. Раздалась команда «Смирно!»
Маршал Советского Союза и Польши Константин Константинович Рокоссовский на вороном коне отдал рапорт. Начался объезд войск и поздравление с Победой.
Маршал Жуков поднялся на трибуну Мавзолея и произнес праздничную речь. Далее прогремела мелодия Глинки «Славься, русский народ». Раздались залпы артиллерийского салюта. По площади прокатилось: «У-р-а-а!».
«Парад, смирно! К торжественному маршу, побатальонно, на одного линейного дистанции, первый батальон прямо, остальные направо, на плечо, равнение направо, шагом марш!», - скомандовал маршал Рокоссовский. Торжественный марш открыл батальон юных барабанщиков музыкального училища.

В географическом порядке проходил марш сводных фронтовых полков. К подножью мавзолея брошены двести вражеских знамен.

Мирная жизнь

По завершении парада обещанный нам отпуск так и не дали, объяснили нерешенностью отношений с Японией. Мы еще немного побыли в Москве, а затем часть полка поехала на Дальний Восток, остальные, в том числе и я, обратно в Германию. После Потсдамской конференции союзных держав, нас по своим частям не распустили, держали в Потсдаме.
В то время, пока я был Москве, наш полк размещался в Германии.
Нес караульную службу при демонтаже и отправке в союз оборудования авиационного завода. В марте 1946 года наша дивизия была переведена в Россию и размещена в печально известных Гороховецких лагерях московского военного округа.

Условия резко изменились. Вместо благоустроенного военного городка у окраины города Дессау мы оказались в лесу, где землянка вновь стала нашим жильём. Запасы продовольствия в виде мясных онсервов, сахара, муки быстро иссякли. Мы оказались на тыловой норме.Стало голодно, мы приуныли. Летом 1946 года началось сокращение численности дивизии.
Наша тридцать вторая Гаубичная артбригада перешла на дивизионное формирование. Полки свернулись в дивизионы, а все функции управления перешли на бригадный уровень. Военную службу я завершил в управлении бригады на должности начальника вычислительной команды при разведывательном отделе штаба.

В марте 1947 демобилизовался. Вернулся домой. Устроился на Юрюзанский механический завод. Прошел путь от нормировщика электроцеха до заместителя главного инженера завода. Был первым из организаторов, а затем и руководителем производства холодильников. Награжден орденами «Октябрьской революции и Знаком «Почета».

Уволился в апреле 1997 года, когда на обанкротившийся завод вступил первый арбитражный управляющий. Производство холодильников было полностью развалено. Крупногабаритные прессы, термопласт-автоматы, заливочно - вспенивающие машины производства ГДР, сварочное отечественное оборудование было распродано. А сушилки, печи, конвейеры, кран-балки с тельферами, мостовые краны - все это было разрезано и сдано в металлолом. У меня сердце кровью обливалось при виде умирающего завода.

Сейчас я на пенсии. Не работаю, часто встречаюсь с молодежью. Постоянно принимаю участие в воспитательных мероприятиях средней юрюзанской школы №1, которую самокончил в 1942 году.

Владимир Васильевич Климанов награжден орденом Октябрьской Революции, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, «Знаком Почета», медалью «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и другими Владимир Климанов ушел из жизни в 2011 году.

Ольга ШКЕРИНА
по материалам музея ЮТТ.

Серия материалов:

От солдата до генерала (часть 1)

От солдата до генерала (часть 2)