Социум

В этом номере газеты мы продолжаем публикацию очерка жителя Усть-Катава Бориса Дыдыкина о его службе в армии на острове Итуруп. Напомним читателям, что в первой части публикации Борис Николаевич рассказал, как на Итуруп был посажен американский самолет, нарушивший воздушную границу СССР.

Войны удалось избежать

Нужно сказать, что как раз в то время СССР и США готовились к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия и не хотели портить отношения друг с другом. Тем не менее, посол США в СССР получил ноту протеста. США принесли свои извинения и объяснили, что нарушение воздушного пространства СССР было непреднамеренным. Также свои извинения принес командир DC-8 Джозеф Тозолини. Впрочем, после приземления на авиабазе Мисава на севере Японии примерно через час Тозолини отказался от своих извинений, утверждая, что его самолет не отклонялся на советскую территорию.

Американские источники сообщили, что позже, в декабре 1968 года, авиакомпания «Seaboard World Airlines» была вынуждена заплатить 5000 долларов административного штрафа Федеральному управлению гражданской авиации США, так как его бортовая РЛС не была должным образом сертифицирована. Также они признали, что этот инцидент был дипломатическим позором для Соединенных Штатов.

Как бы то ни было, на третий день после пленения воздушного нарушителя, подполковник Ярослав Хиров получил приказ обеспечить экипаж американцев авиационным топливом, водой и питанием, и не препятствовать вылету DC-8 из «Буревестника». У советских летчиков было сомнение по поводу того, что экипажу огромного «Дугласа» с такой загрузкой удастся взлететь с короткой ВПП.

Нужно добавить, что плюс к этому, покрытием взлетно-посадочной полосы старого японского аэродрома после войны и до 1979 года служили гофрированные металлические пластины с прорезями, полученные еще по ленд-лизу, так называемая «железка». Для наших самолетов полоса подходила - на аэродроме базировался полк дозвуковых истребителей МиГ-17.

По мнению многих, у американцев были все шансы выкупаться в океане. Однако мощные двигатели и мастерство пилотов оторвали лайнер от ВПП чуть ли не на середине. Набрав высоту, он выполнил круг над русским аэродромом, а затем, прощально покачав крыльями и взяв курс на Японию, вскоре растворился в голубизне летнего неба.

Наших летчиков потом наградили – кому фотоаппарат, кому ружье. Хирову выразили благодарность в приказе. И еще - командир из Сочи прислал поздравительную телеграмму: «Ну, и повезло же тебе, мужик!». В приказе и в телеграмме, конечно, нет слов о предотвращении Хировым третьей мировой войны. Но только представьте себе на минуту, что могло произойти, если бы были облака, если бы DC неудачно совершил или посадку на «Буревестник», или взлет с него, если бы на месте Хирова и его летчиков были другие люди. Всякое могло быть, но обошлось.

Рационализатор

В 1979 году по острову Итуруп прошел тайфун "Тип". Тайфун был такой силы, что полностью сорвал и закрутил всю железную взлетно-посадочную полосу и уничтожил, практически все самолеты. Были тогда и человеческие жертвы.

После этой катастрофы было принято решение не восстанавливать «железку», а построить современный стандартный аэродром с бетонной взлетно-посадочной полосой. Плиты возили на остров кораблями, вот почему этот аэродром называли не только «непотопляемый авианосец Советского Союза», но и «золотой аэродром». После постройки на нем посадили полк сверхзвуковых истребителей Миг-21, затем Миг-23.

Лично мне пришлось служить на Итурупе в ОБАТО, то есть в отдельном батальоне аэродромно-технического обслуживания. Конкретно - в аэродромной роте, в качестве механика АТУ-2, то есть аэродромной тормозной установки, которая «ловила» самолеты на случай прерванного взлета или аварийной посадки. Так как ВВП на нашем аэродроме в Буревестнике была ограничена с одной стороны Тихим океаном, с другой - горной речкой Хвойка, на концах взлетки были установлены аэродромные тормозные установки АТУ-2, аналогичные установленным на авианосцах. За всю службу мне лишь дважды приходилось «ловить» истребителей в сетку тормозной установки.

Однажды, в процессе изучения матчасти, я выяснил, что в кабелях, идущих от АТУ-2 на пульт управления на СКП, есть свободные пара проводов. Прикинул, а почему бы не сделать дистанционное подключение стартовых тележек, от которых питались стенды аэродромной тормозной установки?

Раньше, каждый раз перед полетами, АТУ подключал к тележке через разъем. Для этого приходилось на дежурной машине БД выезжать на конец ВПП и втыкать разъем в стенд. Я покопался в схеме, нашел свободные пары в кабеле управления, которые шли на СКП, поставил в стенд мощный контактор, а его питание вывел через свободные пары на пульт СКП. То есть даже при взлете по тревоге, АТУшка уже находилась в боевой готовности. В результате боеготовность повысилась. За модернизацию АТУ-2 получил свидетельство о рационализации и благодарность командования.

Однако однажды эта модернизация, сыграла со мной злую шутку. Дело было зимой, и в связи с тем, что перед плановыми полетами для меня отпала необходимость в подключении стенда АТУ-2 путем механического соединения разъема стенда и стартовой тележки с аккумуляторами, я не поехал перед полетами на конец ВВП. А когда руководитель полетов перед полетами стал пробовать подъем сетки, то оказалось, что гидрозамок забился снегом, и стойка с сеткой не зафиксировалась в стоячем положении. То есть по моей вине были сорваны плановые полеты на 40 минут, а это ЧП. Комбат «получил» от комполка, а меня отправили в наряд на кухню чистить «картофан» на пять суток, но так как замены мне штат не предусматривал, то через сутки меня снова увезли на аэродром.

Комендант

Во время службы мне по совместительству приходилось выполнять обязанности коменданта дежурного домика, в котором круглосуточно дежурили летчики и техники в боевой готовности. То есть практически я полтора года провел на аэродроме и прожил, отслужил в дежурном домике, среди летчиков и техников.

Во время отдыха штатного кочегара мне приходилось отапливать дежурный домик, и чтобы не возится с углем, я перевел котел на керосин, благо этого добра было навалом. В связи с этим котлом произошел один случай.

Во время полетов мне, по долгу службы, приходилось дежурить непосредственно на СКП - стартовом командном пункте - и слышать все переговоры с летчиками по радио.

И как-то, в результате горения керосина в трубе отопительного котла образовалась горючая сажа, которая некстати загорелась во время посадки командира полка, полковника Суховеева, летавшего на разведку погоды перед плановыми полетами. Командир полка как раз собирался совершить посадку, но увидел внизу огонь, а я услышал его голос по радио: «Вы что там? Я - на посадку, а вы - на взлет?». Хорошо, что ситуацию прояснили быстро.

О житье-бытье

Итуруп – окраина российской земли. Раньше он принадлежал японцам. После них на острове осталось четыре аэродрома, подземный госпиталь, много складов и подземелий дотов и дзотов.

На Итурупе – все экзотика. И природа, и погода, и старые постройки. У нас в казарме, например, действовал водопровод, хотя толком никто не знал, откуда он идет. А недалеко от нашей ВВП был старый японский аэродром, который вообще отапливался от действующего вулкана. Экзотика на каждом шагу.

Конечно, интересного, необычного там было много, но все посмотреть не хватит и десяти лет. А когда было свободное время, мы старались его использовать с толком - с ребятами из метеослужбы не раз выезжали на рыбалку. Ловили горбушу и кету, но в основном, конечно, рыбу добывали на икру.

Если бы не служба в армии, думаю, я бы туда никогда не попал – далеко это от нас. А вообще, из Челябинской области в тот призыв, осенью 1970 года, на острова было призвано около 50 человек. Может быть, кто-то из тех, кому довелось служить на острове Итуруп, прочитают эти мои воспоминания. Если так, прошу откликнуться.

Моя страница в контакте: https://vk.com/id81745438.

ДЫДЫКИН Борис Николаевич, коренной житель

Усть-Катава. Фото из архива автора.