Социум

День воздушно-десантных войск, 2 августа прошлого года в Катав-Ивановске вылился в настоящий городской праздник. На главной улице было торжественно, весело и красиво, потому что в Катав-Ивановск со всей округи: из Сима, Миньяра, Аши и Усть-Катава съехались десантники. Большинство - в форме, многие - вместе с близкими и друзьями. Десантники прошли от часовни до храма крестным ходом.

На площади возле церкви был установлен ящик с табличкой «Сбор пожертвований на реабилитацию Насти Мануйловой». Эта пятилетняя девочка с рождения страдает ДЦП. На лечение требовалось 200 тысяч, но выделели только сто тысяч рублей. После проведения оперативного лечения, на реабилитацию средств не хватило. Тогда подключилось «Боевое братство» Усть-Катавского городского округа.

- Я до сих пор на связи с родственниками, - говорит руководитель этой общественной организации Александр Северченко. - На собранные нами деньги родители организовали девочке реабилитацию. Положительный результат уже есть. Мы также организовали велопробег. Вырученные средства - взносы участников, тоже передали на лечение Насти.

В России «Боевое братство» существует двадцать лет. Сегодня эту общественную организацию возглавляет знаменитый генерал-полковник в отставке Борис Всеволодович Громов. В Усть-Катаве организация появилась два года назад. Кандидатура Александра Северченко на должность ее руководителя после консультации в областном совете была утверждена в Москве.

- Александр, судя по всему, дел у «Боевого братства» хватает?

- Да, планов у нас - громадье, - скупо улыбнулся мой собеседник. Например, установка мемориала памяти погибшим в локальных войнах. Для меня и моих единомышленников это было делом чести. Герой России Артур Курбангалеев до армии тренировался у меня, в секции каратэ. Несколько моих друзей погибли в Афгане, Женя Губайдулин – в Чечне.

В основание будущего памятника была заложена гильза от БМП с землей. Ее привезли из Чечни женщины - члены Комитета солдатских матерей. И на этом дело застопорилось. Куда не обращались по поводу памятника, все бесполезно. Стали собирать средства на мемориал по неравнодушным людям. Михаил Катунькин и Дмитрий Дьячковский, которых хорошо знают в нашем городе, активно подключились к решению этого вопроса. В общем, к большому нашему удовлетворению, памятник и надгробные плиты в аллее воинов-героев установили.

Есть и другие проблемы. Например, некоторые ветераны нуждаются в правовой помощи. Нередко они не знают своих прав на льготы. К примеру, раньше только участник военных событий имел право на отдых в санатории, а теперь вся его семья на 20 дней может отправиться в Подмосковье или в Крым. В Кунашакском районе ветераны-афганцы не платят налог за автотранспорт и за землю, а наши - платят.

Мы также вместе с Домом детского творчества Усть-Катава проводим тематические конкурсы рисунков. А в День пограничников 40 медалей вручили ветеранам. Планируем высадить деревья в парке Победы. И еще: пятнадцать лет мой друг из Москвы проводит летние военно-патриотические сборы для 50-100 человек молодежи. По его просьбе мы не раз организовывали лагерь в Тюлюке и Серпиевке. Недавно в нашей организации появилась группа «Молодежное крыло», в которую входят ребята от 14 лет.

Мы считаем своей задачей подготовку молодежи к службе в армии. И не только физически. На сборы, например, приглашаем батюшку, который проводит беседы о героизме, о русских богатырях. А по сути - о морали и нравственности.

Сегодня вступить в нашу организацию может не только участник боевых действий, но и, например, его вдова или дети-сироты, родители погибшего воина. К нам с таким заявлением уже обратилась женщина из Юрюзани, муж которой погиб в Афганистане.

- Александр, если после нашей публикации, кто-то захочет обратиться к вам с каким-то вопросом, где найти офис «Боевого братства»?

- Пока нам только обещают в администрации округа выделить помещение, - развел руками Александр Геннадьевич. - Как, впрочем, и участок земли, где мы могли бы разместить военно-патриотический лагерь. Честно говоря, надеемся, что власть, наконец, увидит, что наше братство существует, и поддержит нас. А пока, к примеру, тендер на покраску памятника Солдату Освободителю в парке Победы выигрывают рабочие из ближнего зарубежья. А ведь наши ветераны могли бы сделать это качественно, с душой.

Александр Северченко относится к числу тех деятельных людей, которые возникшую проблему решают, а не откладывают в долгий ящик, как это заведено у иных чиновников. Сегодня Александр Геннадьевич имеет скромный бизнес в Челябинске. Между делом вместе с Виктором Николаевичем Холиным построили храм в Орловке. Что-то из стройматериалов приобретал на собственные средства. Коммерсантов просил о помощи. Неравнодушные жители Орловки внесли свою лепту. Сам рисовал внутри церкви библейские сюжеты. Иконы, утварь покупали в епархии. С куполом трехгорненцы помогли.

- Александр, такое дело не может быть спонтанным?

- Уже о душе задумался, - вновь улыбнулся Александр Геннадьевич. - С протоиереем Александром Симорой - настоятелем храма Иоанна Предтечи в Катав-Ивановске много общаюсь. Приходилось путешествовать вместе с бывшим владыкой Челябинским и Златоустовским Феофаном. Восхищаюсь, какой он образованный и умный. Владеет языками. Много храмов восстановил. Раньше думал, что священники - небожители. Оказывается, он такой же, как все, только человек другого порядка. К нему душой хочется дотянуться.

С самого начала нашего разговора чувствовалось, что Александр разительно отличается от большинства людей. Теперь понимаю, чем. Он имеет собственное мнение на любой счет, по каждому поводу, и в согласии с этим - действует.

- Что или кто воспитал в Вас, Александр, личность?

- Обстоятельства и люди, которые встречались в моей жизни. Как в известной поговорке о том, что посеешь… Очень важным оказалось то, что очень рано отец привел меня в спорт. В пять лет я уж занимался единоборствами, в девять - каратэ. Пацанами мы фильм «В зоне особого внимания» смотрели бессчетно. Мечтал о службе в ВДВ, стать офицером. Действительно, в 1995 году ушел служить в 45-й полк специального назначения - разведка - ВДВ, который тогда дислоцировался в Сокольниках, в Москве.

Еще во время срочной службы подписал контракт, и отправился в Абхазию, когда возник Грузино-Абхазский конфликт. Отцы-командиры учили, что самый лучший бой - избежать боя. По сути, прибыли уже к завершению конфликта и боевых задач перед нами не стояло. Роль была скорее миротворческой. Очень много мин оставалось, очищали территорию. От ООН американские солдаты тоже смотрели за порядком. Зачисток уже не делали, но военнослужащие гибли. Очень запомнился молодой лейтенант из местных десантников. На БТР отправились на разведку, на мину попали, и его смело с машины. Погиб. Горжусь, что служил в роте, которой командовал Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров, нынешний президент Республики Ингушетии.

Имею награды за участие в миротворческой миссии. Тогда сложилась неординарная ситуация. В убийстве журналиста Дмитрия Холодова - российского журналиста в редакции газеты «Московский комсомолец», в Москве, обвинили наших командиров. Двенадцать офицеров, в том числе и особистов, сняли с должности. Они долго находились под следствием. В конце концов, разобрались, людям вернули звания и награды. Но это было потом. В общем, со службы я вернулся изрядно повзрослевшим. Романтика закончилась.

Поначалу возобновил тренировки с ребятами в секции каратэ, но пришлось прекратить эту работу, потому что все сейчас держится на деньгах. Спорт, в том числе. Приходилось постоянно собирать с детей деньги на выездные соревнования, на значки, на форму и тому подобное. А ведь многие сейчас живут бедно, часто детей воспитывают матери-одиночки.

Не приемлю наркоманию и пьянство. Если бы не собственные дети, может быть, не воспринимал бы эту тему так болезненно. Не так давно в Усть-Катаве была такая ситуация, что детям-школьникам спайс в конфетах раздавали некие личности. Я тогда даже в своем почтовом ящике находил анонимные письма с просьбой «истребить этих наркоманов».

Беседа с Александром Северченко заставила меня изменить свое отношение к злободневной теме в Усть-Катаве - совершение правонарушений спортсменами. Чаще боксерами. Думала раньше, значит, тренеры не донесли, не внушили, что со спортсмена особый спрос, и в любой ситуации он обязан держать себя в руках. Теперь понимаю, что дело в самом нашем обществе. Зачастую, в отсутствии должного воспитания в семье. Может быть, в нежелании отца показать своему сыну пример благородного отношения к людям и умения брать на себя ответственность.

В этом ключе деятельность «Боевого братства» по подготовке молодежи к службе в армии очень полезна. А еще - у меня нет сомнений, что все свои планы Александр Северченко исполнит, потому что я поняла - он ясно видит цель и идет к ней.

Людмила ТИТОВА.