Социум

С каждым годом ветеранов войн становится все меньше. Все дальше, в историю, уходят события первой, второй мировых войн. Задача нынешнего поколения - сохранить память об участниках боевых действий, которые защищали нашу Родину ценою своих жизней.

Из истории

Военный орден Святого Георгия Победоносца, ставший высшей боевой наградой, учредила в России императрица Екатерина Вторая в 1769 году. Полное название ордена – Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

Орден был сугубо военным знаком отличия и предназначался для награждения лишь воинских чинов «за храбрость, ревность и усердие к воинской службе и для поощрения в военном искусстве».

Орден Святого Георгия Победоносца был разделен на четыре степени, имел двухцветную ленту. За всю историю дореволюционной России знаками ордена Святого Георгия первой степени были отмечены 25 человек. Первым кавалером ордена стал русский полководец Петр Румянцев-Задунайский в августе 1770 года за блестящую победу над турецкой армией при Ларге и Кагуле.

Император Александр I в 1807 году дал возможность и нижним чинам украсить свои мундиры орденом. Он учредил при ордене специальную награду – «Знак отличия военного ордена - Георгиевский крест, имевший 4 степени отличия». В народе награда стала пользоваться особым уважением.

Путь солдата

Из документальной повести Леонида Сурина – журналиста, писателя, краеведа из г. Юрюзани.

«Уфимский воинский начальник смерил новобранца с головы до ног пристальным взглядом, покосился в список и произнес, растягивая слова:

- Курдаков? Из Карауловки? Вот, что, братец, назначаю тебя в лейб-гвардии его императорского величества, первый стрелковый полк. В Царском селе будешь служить государю. Понял? Смотри у меня!

И вот оно, Царское село. Дворцы и парки. Золоченые маковки церкви. Ранним утром, чуть свет – горн. Резкий, тревожный, отрывистый, от которого холодок в сердце. И тотчас по казарме учебной команды – топот сотен солдатских ног, подгоняющие крики унтер-офицеров.

Так началась для Федора Курдакова из уральского села Карауловки царская воинская служба. Но Царское село стало лишь началом. Через несколько месяцев изнуряющей муштры Федору нацепили на погоны лычки младшего унтер-офицера и отправили с маршевой ротой на германский фронт. На передовой его назначили помощником командира взвода.

Во время яростной атаки на немецкие позиции под городом Сухачевым Федор Курдаков отличился, и, получив ранение в руку, остался в строю.

- Молодец, унтер-офицер! – сказал командир полка, прикрепляя на грудь Федора серебряный крестик «Георгия IV степени».

- Рад стараться, ваше высокоблагородие! – привычно отчеканил Федор.

В июле полк перебросили в район Бреста, и солдаты заняли оборону вдоль речки Равки. В ночь на 4 августа десять солдат были отправлены в разведку. Старшим послали Курдакова. Осторожно, по-пластунски солдаты подползли к проволочным заграждениям. Ножницами проделали узкий лаз и сразу же наткнулись на пулеметное гнездо немцев. Те были захвачены врасплох, и, заслышав русскую команду, безропотно подняли руки. Уже с захваченными пленными переправлялись солдаты через реку, когда по ним стали стрелять из пулеметов и винтовок. Федор почувствовал резкий удар в ногу и упал на руки товарищей, которые старались быстрее вынести его из под огня».

Потом была Варшава, военный госпиталь Святой Евгении. Снова фронт и еще два «Георгия III и II степени». Опять ранение и тяжелейшая контузия с потерей зрения во время атаки под артиллерийским обстрелом противника. Зрение возвращалось медленно. Несколько месяцев Федор Курдаков провел в Петроградском госпитале. Тогда-то он и получил самую высокую награду – золотой георгиевский крест I степени. Вручал крест унтер-офицеру Курдакову дядя царя - великий князь Николай Николаевич.

После революции Федор со своим коммунистическим батальоном прошел по фронтам гражданской войны. Не миновала его и Великая Отечественная. Капитан Курдаков воевал на карельском фронте. За спасение обоза с боеприпасами награжден медалью «За отвагу». Был тяжело ранен и контужен. Долго лечился в госпитале. Двое его сыновей – Федор и Борис, с войны не вернулись, значатся, как без вести пропавшие.

Царский офицер

О Семене Федоровиче Ефремове – офицере царской армии известно немного. Рассказывал о своем деде его внук – Николай Алексеевич Необутов, в прошлом – председатель Катав-Ивановского спорткомитета. От своей матери он по крупицам узнавал о жизни деда. Долгое время Мария Семеновна скрывала подробности их семейной биографии. В те годы было не принято говорить о царских офицерах, да и опасно. Ей так и не довелось самой увидеть своего отца – она родилась после его смерти. Но от мамы своей обо всем знала, портрет отца в военной форме сберегла, и сына просила беречь.

Из воспоминаний Николая Необутова:

«Семен Федорович Ефремов родился в селе Минка. Год рождения мы можем назвать только приблизительно – 1885-1887. Был он офицером регулярной царской армии. Окончил кадетский корпус в г. Иркутске. В 1914 году был ранен. Какое-то время воинская часть, где он служил, стояла в г. Бакал. Затем полк отправили в Красноярск, где дед дослужился до звания полковника и имел два или три «Георгия».

В 1918 году полк перешел на сторону красных. Подробности всех событий того времени мы не знаем. Было только известно, что белых офицеров красные отправили в Екатеринбург с семьями. Ожидалось, что деда отправят в другое место, семье даже разрешили его проводить. Он пообещал помахать платком в окно. Но когда бабушка пришла в назначенное место, его вместе с другими уже увели на расстрел. Было это в октябре 1918 года, числа не знаем. Семья Ефремова вернулась в Минку. Дом у бабушки скоро отобрали. Ей с четырьмя детьми пришлось немало поскитаться».

Продолжение о земляках-орденоносцах читайте в одном из следующих номеров.

Ольга ШКЕРИНА.

По материалам Катав-Ивановского краеведческого музея и Леонида Сурина.

Фото из архива музея.