Народ и власть

В адрес созданной в г. Трехгорном Челябинской региональной общественной организации «За ответственность власти» приходят письма читателей, в которых они просят помочь им разобраться в возникающих проблемах.

Одно из таких писем пришло на имя председателя правления этой организации Николая Лубенца. Публикуем текст письма, размещенный в его блоге, и комментарии Николая Андреевича к нему.

Предыстория вопроса

«В 2012 году с вступлением в силу закона «Об энергосбережении …» № 261-ФЗ возникла необходимость оснастить многоквартирные дома общедомовыми приборами учета (ОПУ). Нормы закона содержали в себе право сетевой организации (МУП МПОЭ в нашем случае) устанавливать ОПУ принудительно, если собственники не в состоянии совместно с управляющей компанией провести ряд законодательных процедур. Вполне естественно, что в Трехгорном так и произошло. Началась длительная эпопея по оснащению домов (которые подходили по параметрам, т. е. большинство в городе, думаю, примерно 90%) всеми необходимыми приборами.

В итоге МУП МПОЭ был выбран конкретный поставщик приборов учета, подготовлена проектная и сметная документация и начались осуществляться непосредственно сами работы. Все отлично, но есть ряд не совсем корректных моментов.

Что касается приборов учета

1. В качестве тепловычислителей выбраны Интелекомовские приборы, которые были поставлены как минимум в два раза дороже, чем общепризнанные, зарекомендовавшие себя приборы «Взлет», имевшиеся на рынке в неограниченном количестве, с наличием развитой инфраструктуры технического сопровождения.

2. Устанавливаемые приборы в 2014 году требовали проверки в 2015 году (в своем большинстве) при проверочном интервале в 5 лет, то есть де факто имели статус залежалого складского товара.

3. В настоящее время выпуск указанных приборов прекращен, то есть сервис по ремонту, скорее всего, отсутствует.

Что касается работ

1. В связи с необоснованно завышенной стоимостью приборов общая цена вопроса выше разумной рыночной.

2. Помимо стоимости приборов проектная и сметная документация, безусловно, не соответствует фактическим показателям объекта, составлена с нарушением норм и правил, по всей вероятности, без фактического выхода на объект либо просто безграмотными специалистами (это как раз то, с чем боролся Мочалин А. И.). Экспертиза была негосударственной, по одному жилому дому (применена ко всем домам по аналогии) и не затрагивала проверки всех параметров проекта и сметы. Это также повлияло на завышение общей стоимости.

3. Фактически проведенные работы закрывались по существующим сметам зеркально, т. е. что в смете, то и в актах выполненных работ. Принимая во внимание, что сметы были выполнены без выхода на объект, это , как минимум, странно. Из достоверных источников есть информация, что объемы, принятые реально (подписанные КС2), завышены весьма прилично. Закрывали много чего фактически не выполненного. Это свершившийся факт.

4. Качество работ по многим объектам просто не выдерживает критики (об этом тоже Мочалин А. И. писал). При этом ни в одном из случаев работы не сдавались ни представителям собственников, ни представителям управляющих компаний. Фактически сами себе согласовали приемку. Нет подписей в актах всех заинтересованных сторон, а главное, представителей собственников, за счет кого эти работы и приборы фактически оплачиваются!

5. Помимо работ в стоимость установки ОПУ включались так называемые «услуги по организации работ». В основном административные расходы МУП МПОЭ.

В итоге все это накручивалось в достаточно космическую сумму. Например, по одноподъездной многоэтажке стоимость только установки прибора по учету тепла составила 420 тысяч рублей, воды 130 тысяч рублей, электричества порядка 40 тысяч рублей.

Таким образом, совершенно очевидно, что установка ОПУ для собственников жилых домов произошла без их участия, а также без участия управляющих компаний как представителей собственников.

Стоимость, как и качество работ, сомнительная. Толковых обоснований стоимости не представлено. Администрация, по всей видимости, в приемке также не участвовала и не привлекла собственных кураторов в лице УКСа или Службы заказчика (а должна была, хотя бы в качестве собственника муниципального жилья, тут деньги за установку ОПУ - бюджетные, а там, где средства бюджетные, в соответствии с документами администрации, курирование Службы заказчика обязательно).

Уверен, что если бы была проведена процедура государственной экспертизы, цена вопроса была бы в разы меньше. Соответственно наши с вами деньги, как собственников жилья, были бы потрачены на указанные расходы в гораздо меньших объемах.

Одновременно с этим обращаю ваше внимание, что на сегодняшний день, все управляющие компании прекратили выставлять населению и, соответственно, перечислять в МУП «МПОЭ» платежи за установку ОПУ (по-моему, 2 месяца). Причин тут несколько, и основная из них - отсутствие статуса платежных агентов у управляющих компаний. Нельзя законодательно им принимать «чужие» деньги. Таким образом, можно констатировать, что все платежи населения за ОПУ ранее собирались с нарушением действующего законодательства. Кроме того, большая часть указанных приборов сегодня попросту неисправна.

Это вкратце, нюансов и технических, и законодательных на самом деле тут много, полным анализом ситуации нужно заниматься более детально.

Вопросы

Вопросов тут, по-моему, можно сформулировать множество. Но в основном они будут адресованы МУП «МПОЭ». Не при нынешних главах тема зарождалась. Они при ответах, скорее всего, на это и будут указывать.

При этом можно сказать, что сегодня основная вина на них за то, что на сложившуюся ситуацию они никак не влияют, в нее не вникают и предположительно не понимают сути проблемы (а по большому счету и проблемой то не считают).

В связи с тем, что органы местного самоуправления обязаны расходовать бюджетные средства на определенных принципах, таких как эффективность и прозрачность (БК РФ глава 5 ст. 28) им было бы не лишним провести анализ общей стоимости расходов, как минимум, по жилым домам с наличием муниципального жилья, проверить качество проведенных работ они так же обязаны, в том числе и в силу собственных нормативно-правовых актов.

Настоять на проверке ПСД в органах госэкспертизы (даже если бы подобные расходы были бы оплачены собственниками, реальный процент снижения после экспертизы был бы гораздо весомее) также было необходимо, да в общем-то и сейчас не поздно.

Логично спросить у них:,намереваются ли они провести мероприятия в данном направлении, будут ли публично объявлены результаты подобных мероприятий, будут ли привлечены при этом общественники и что в случае выявления нарушений будет применено к виновным должностным лицам. А то, что найдутся нарушения, если проверять правильно и подконтрольно, я уверен!

Учитывая ситуацию, которая сложилась со сбором указанных средств в последние месяцы, можно поинтересоваться, когда же в этой сфере будет наведен порядок. Крупнейший городской МУП понес серьезные расходы, а собрать средства с населения в данной части не в состоянии и как следствие, имеет крайне негативное в финансовом плане направление деятельности. И если что-то предпринимается в этой части со стороны муниципальных властей, то что? Я думаю, что ничего.

Кстати в этом им мог бы помочь расчетно-кассовый центр МКУ «Служба заказчика», который как раз и имел статус платежного агента, но в 2016 году было принято решение его ликвидировать. Но теперь в городе РКЦ, а что бы подобное открыть в МПОЭ, нужно сильно поднапрячься, помимо обученного и аттестованного персонала нужно дополнительное оборудование, отвечающее специфическим требованиям по хранению персональных данных и ряд разрешительных документов».

Вопросы ЖКХ остаются актуальными для горожан. В полученном мной письме проведен некоторый анализ существующего положения дел. С моей точки зрения, по сути, авторы раскрывают некую криминальную схему. Но установить истину, конечно же, обязаны правоохранительные органы. Из письма ясно, что авторы уже обращались в различные инстанции. А «воз и ныне там»?

Николай ЛУБЕНЕЦ,

председатель правления Челябинской региональной общественной организации «За ответственность власти».