Полезное

Светлана Николаевна Блинова - преподаватель музыки. Она воспитала более ста учеников и двадцать пять юных музыкантов, которые стали профессионалами. Является заместителем директора музыкальной школы по учебно-методической работе.

Стаж работы - сорок два года. Ее воспитанники, выбравшие профессию музыкантов, после окончания музыкальной школы продолжили свое образование в консерватории, институтах и работают теперь в музыкальной сфере.

Со Светланой Блиновой я познакомилась много лет назад, когда готовила публикацию о победе ее ученика в музыкальном конкурсе. Увидев меня в приоткрытую дверь, педагог приветливо кивнула и жестом пригласила пройти в класс. Я присела на стул в уголке комнаты и стала дожидаться окончания урока. Собственно занятие уже закончилось. Две маленькие девочки, по виду лет семи, убирали свои нотные тетради в папки. Вдруг одна из них ойкнула и прижала ладошку к уху. «Что случилось, Любочка?», - с тревогой спросила учительница. Быстро выяснилось, что выбившиеся из косы волосы, зацепились за сережку, причинив ребенку боль. «Красивые!», - похвалила сережки с красными камешками Светлана Николаевна. - «На день рождения, наверное, родители подарили?». «На день рождения мне «зелененькие» дарят, - небрежно бросила девочка. Когда мы с учителем встретились взглядами, она только едва заметно пожала плечами.

Сегодня, во время нашей беседы о музыке, о ее влиянии на формирование личности человека, я почему-то вспомнила тот давний эпизод.

- Кстати, очень показательна в этом смысле знакомая вам, моя ученица Любочка. Вернее, то, как поменялось со временем ее мироощущение. Подчеркну, во многом благодаря влиянию классической музыки. Она хорошо училась. Побеждала на различных музыкальных конкурсах. В ее личной жизни происходили события, и не всегда хорошие. В общем, однажды, уже в выпускном классе, когда мы с ней прослушивали произведение Сергея Васильевича Рахманинова, я спросила Любу, почувствовала ли она этот переход: трагизм, потом смятение и – отчаяние. Представляете, она ответила: «Да, теперь я ощутила. Странно, что только теперь, хотя вы говорили об этом и раньше». А ведь была маленькой избалованной девчонкой. Знаете, какое удовлетворение я испытала в тот момент! Ведь воспитание ребенка - это не поучительные беседы, одергивания и окрики.

- Пример взрослых?

- В семье, однозначно, да.

- Светлана Николаевна, а свою задачу, вы в чем видите? Честно говоря, не совсем понимаю, зачем человеку учиться в музыкальной школе, если у него нет таланта, слуха, голоса.

- Свою работу преподавателя сейчас воспринимаю просто как миссию - учить детей музыке. «Учить музыке» громко сказано. Помогаю, как получается, музыке поселиться в душе маленького человечка. «Учить ученика музыке», - на каком слове сделаете ударение? - мимоходом спросила моя собеседница. - Моя концепция состоит в том, что в процессе главный - ребенок, поэтому ставим ударение на слове «ученика». Убеждена, что личностное обучение имеет большой потенциал. Я верю в ученика! А прежде, скромно, напоминаю себе, какая я в этом гениальном мире посредственность, и какие бывают талантливые дети. Считаю, что главное - это чувствовать удовлетворение от труда, а не воспринимать работу от корня «раб». Второе для меня - ощущать радость от успеха. Наконец, третье - иметь уважение к окружению и начальству. Плодотворнее складывается творческий процесс, когда ты делишься добротой, и тобой руководят умные люди.

Слава Богу, многие понимают, что музыка - это волшебство. Она преображает, воспитывает, развивает и учит. Учит стать «лучшим», развивает личность, воспитывает качества, необходимые для жизни. Словом, музыка преображает душу человека, воздействует на слух, ум, какими-то непостижимыми флюидами звучания, силой мысли, полифоничностью, наконец, напрямую связанной со структурой бытия.

Это непросто - воспитать музыканта. Это необходимость погрузить его в творческую среду титанов человеческой гениальности - Баха, Моцарта, Чайковского. Эти замечательные люди щедро делились с миром своей чистотой, искренностью, рядом с которыми тают пороки и изъяны семейного воспитания.

А как погрузить? Сами-то мы - преподаватели обыкновенные люди. Да - хочу, развиваюсь, но ведь предела совершенству нет. И вот тут приходится не терять надежды на то, и тоже знаю на опыте, что в результате соприкосновения с музыкой душа ребенка влетает во взрослый мир очарованной личностью, способной задуматься, понять, оценить, простить и измениться. Самое интересное, что занятия музыкой, если, конечно, я нахожу условия создать творческую атмосферу, необъяснимым образом помогают и родителям найти и поддерживать доброжелательный контакт со своим чадом на долгие годы, обретая деликатность в отношениях и чуткость в общении с людьми

- Вы так вдохновенно говорите обо всем, что связано с музыкой. Наверное, выросли в музыкальной семье?

- Просто я родом из города Сарапул, что в Удмуртии. Стать учителем музыки порекомендовали учителя в музыкальной школе. Родители понимали, что это женская профессия. Работала педагогом в музыкальной школе недалеко от города Воткинска. Это ведь музыкальный край - родина Петра Ильича Чайковского. Понимаете, там особая атмосфера. Даже обучали музыке нас на изумительных, штучных инструментах.

- И как вам показалось в Усть-Катаве, когда приехали?

- В Усть-Катав меня муж привез. Думала на год, а задержалась на тридцать с лишним лет. Поначалу было тяжело, ведь приехала такая одержимая. Я с тоской вспоминала о фортепианных классах, где мы работали на роялях знаменитых марок «Petrof» , «Steinway», «Эстония». Но коллега, Юрий Черепанов, одергивал меня и говорил, что никто из наших учеников в музыке не пойдет дальше, здесь – «техники». Со временем я успокоилась и теперь считаю, что с обстоятельствами бесполезно бороться. Если всю жизнь будешь их преодолевать, много энергии впустую потратится. И чтобы не отчаиваться по утраченным условиям и благам, надо обстоятельства заставить открываться тебе лучшими сторонами, возможностями. В общем, и на «Ритме» можно учить.

- Какая, на ваш взгляд, основная педагогическая проблема?

- Это менталитет семьи. Семья и педагог - два крыла ученика. Понятно, с одним крылом далеко не улетишь.

- Светлана Николаевна, вы и сейчас, на мой взгляд, одержимая. О своих учениках, обо всем, что связано с музыкой говорите вдохновенно. Неужели за тридцать лет не было, чтобы пропала вера?

- Случалось. Приходило отчаяние: как жить? Как воспитывать детей? Музыка не терпит равнодушия, поэтому искала ответы. Научилась ладить с психологией. Теперь я знаю, что человеку в жизни один раз должно повезти встретить нужного человека.

- Насколько мне известно, ваши собственные дети стали успешными людьми. Какими педагогическими принципами вы руководствовались, когда воспитывали их?

- Училась воспитывать по ходу дела, по мере взросления сына и дочери. У них восемь лет разница. Помню, в какой-то момент сын мне настойчиво советовал приучать нашу «малую» к чтению. Впрочем, считаю, что Александр не достиг бы того, что сегодня собой представляет, если бы музыкальную школу не закончил, и папино воспитание не почувствовал. А дочь в результате у нас получилась трудоголиком. В 24 года она магистратуру окончила, много работает.

- К себе у вас, кажется, тоже жесткие требования?

- Считаю, нельзя терять веру в то, что делаю нужное дело – пробуждаю отзывчивость и доброту в душе маленького человека. Надо понимать людей, ведь человечество - это не масса, это интеллектуальные личности, сплетенные удивительным образом в мозаику взаимодействий. Считаю, что след музыкального образования будет ярким и ощутимым во всей дальнейшей жизни моего ученика. И тогда, может быть, жизнь вокруг чуть-чуть станет лучше.

Всякий раз, даже при мимолетной встрече со Светланой Блиновой, вспоминаю эпизод нашего давнего разговора. Я спросила тогда: «Неужели на самом деле она верит в великую благотворную силу музыки?». Ни на секунду не замешкавшись, Светлана Николаевна воскликнула: «Конечно! Человек, окончивший музыкальную школу, не совершит преступления. По крайней мере, вероятность этого мала». А я подумала: «Дай Бог каждому из нас такую веру в тех, кого мы учим».

Людмила ТИТОВА

Фото из архива Светланы БЛИНОВОЙ.