Легенды и быль заводского «дома вечного лета»
Когда шагаешь из сугроба прямо в тропики, ощущения — сильные. Почти когнитивный диссонанс!


Ибо сложно представить себе в минус пятнадцать, что совсем рядом существует целый мир, где никогда не бывает зимы. Гроздья винограда, поспевающий инжир, земляника, плантации тюльпанов и хризантем – все смешалось в заводском «доме вечного лета».

Говорят, однажды в окно теплицы заглянула лосиха и остолбенела у стекла. С тех пор она приходила сюда каждый день. Окно теплицы стало для нее порталом в параллельный мир. Упершись лбом в стекло, она часами вглядывалась в кусочек лета. Какие сны наяву видела она, стоя по колено в снегу? О чем грезила? Кем считала людей, копошащихся за стеклом?
Да, что там — лосиха Люська! Каждый, кто окажется в этом мире, наполненном густым цветочным амбре и запахами земли, будет готов часами изучать диковины «райского сада», собранные здесь со всех континентов.
О роли тюльпанов в промышленном производстве

Зачем заводу цветник? Какой от него прок? Пожалуй, только — радость. Вот и все. Тем не менее, когда-то свой «райский сад» имело каждое крупное предприятие Горнозаводского региона. Хороший цветник был не меньшим поводом для гордости, чем хороший металл! Первый из них появился в нашем регионе больше 150 лет назад на Катав-Ивановском железоделательном заводе. Имена многих управленцев канули с тех пор в Лету, а садовники — все, поименно — вошли в историю!

Стоит ли удивляться тому, что и теплица Приборостроительного завода Трехгорного была одним из первых объектов социальной инфраструктуры предприятия. Заводскому «дому вечного лета» — больше сорока лет!
Хранители его легенд, традиций и профессиональных секретов – семь женщин. Язык не повернется сказать: «Они здесь РАБОТАЮТ». Все они ЖИВУТ в созданном своими руками «оазисе». Кто-то уже сорок лет, кто-то двадцать пять.

И вот что важно. Теплица ПСЗ – единственная «фабрика цветов» на весь регион. Остальные погибли в неравной схватке с изобилием заморской «зелени».

Елена ПОКАЛИНА, старший мастер тепличного хозяйства ПСЗ:
— Мы как маленькая деревня, которая где-то там, вдалеке от больших городов, должна постоянно доказывать необходимость своего существования. Иногда появляется ощущение, что никому не нужны. Сколько раз были на грани закрытия, но не сдаемся! Было время, когда нас, заводскую теплицу, хотели вытеснить с ПСЗ конкуренты. За право торговли цветами на территории завода шла настоящая война! «Война роз»! Но мы удержались.
Мы-то знаем, что теплица нужна и городу, и заводу! А доказать это на бумаге — не в жизни — не умеем. Нет у нас в теплице сильного экономиста, который мог бы подтвердить цифрами оправданность нашего существования.

В этой профессии выжить очень трудно! Вот поэтому ставку надо делать на тех, кто годами работы доказал свою преданность делу, а не на чужих. Разрушить все легко. Цветник — такое дело, его можно зарубить одним махом. А вот создать…

Впрочем, эта дилемма стара, как мир. Что лучше? Прекрасный, но нерентабельный «вишневый сад» или ужасная, но прибыльная дачная стройплощадка? Еще Чехов об этом писал.
Что помогает заводским цветоводам побеждать в борьбе с прагматизмом? Чем берут они привередливых ценителей прекрасного? Почему за букетами уральских роз трехгорненцы выстраиваются в очередь? Об этом и многом другом мы говорили с хозяйками заводского сада.

«Красивая профессия»
Работа сутками для сотрудников ТПХ — «объективная реальность, данная в ощущениях». Цветы — те же дети. Их не бросишь, оттрубив положенные восемь часов. «Деревья счастья» и «цветы любви» не вырастишь, не перелопатив руками тонны земли, не перетаскав сотни тяжеленных ящиков с рассадой. Так что тепличные условия здесь, пожалуй, только у растений.
Елена ПОКАЛИНА:
— У меня девки — молодцы! Им спасибо! Надо выйти в 6.00, выйдут! Надо отработать до утра, отработают! Мои девчонки не умеют ходить шагом, все — только бегом! Они очень трепетно относятся к делу. Даже на отдыхе никто из них не забывает о теплице, обязательно ищет что-то новенькое для пополнения коллекции наших растений. К этому нас когда-то приучила Людмила Петровна Князева. Она заложила основы отношения к профессии.

Марина РАДЧЕНКО, бригадир:
— Такой объем работы может выполняться, если все друг за друга горой. Здесь нельзя «схалявить». Все в одной упряжке. Даже когда куда-то уезжаешь, очень не хватает этой атмосферы. Цветы — это уже необходимость. Мы скучаем без них
— Вам часто дарят цветы?

Елена ПОКАЛИНА:
— Нет. Конечно, приятно получить букет, но я до такой степени привыкла находиться среди цветов… Дома, например, у меня нет ни одного комнатного растения. Только картины из сухих цветов.
— Тогда в чем удовольствие?
— Эта работа – смысл жизни для всех, кто находится здесь. Вот высадишь какой-то череночек и наблюдаешь, как он себя поведет: выживет — не выживет. Потом смотришь, а он зацвел! До такой степени радостно становится, не представляете!

Некоторые думают, что цветочки вырастить проще простого! Нет. Это адский труд. Прежде, чем появится эта красота, нужно перетаскать тонны ящиков с землей. Бывает, остаемся здесь на всю ночь, а утром выходим продавать цветы. Но мы должны это делать. Девчонки понимают меня. В женском коллективе случается всякое, особенно, когда люди сильно устают. Но это нормально. Переживаем эти моменты и движемся дальше. Сегодня, кстати, исполнилось ровно 13 лет с момента, как я начала работать здесь мастером.
— В Трехгорном довольно много игроков на цветочном рынке. Что помогает вам выдержать конкуренцию?
— Сейчас покупатель стал гораздо привередливее, он хорошо разбирается в разных тенденциях оформления цветочных композиций, хочет, чтобы его букет выглядел «модно», «богато», современно. Следим за новыми направлениями во флористике. Девчонки ездили учиться этому делу.

Хотя, не всегда то, что модно в столицах, приживается на местной почве. Несколько лет назад мы закупили луковицы попугайчатого тюльпана. В Москве они считались последним писком моды и пользовались огромным спросом. А трехгорненцы нас не поняли! Решили, что пятнистые тюльпаны – это больные растения, бракованные!
Со временем мы поняли, что не стоит делать резких движений в угоду новым веяниям. Надо постепенно набирать обороты, двигаясь в колее, где у нас больше преимуществ. Развивать то, что мы умеем лучше других. Каждому – свое. Мы нормально относимся к критике, прислушиваемся к дельным советам и учимся, учимся, учимся. Каждый день.

А спрос на продукцию – это самый главный показатель работы. Даже в условиях жесткой конкуренции, у нас много поклонников. Есть трехгорненцы, которые заказывают цветы только у нас.
Я считаю, что теплица – важное звено в заводской инфраструктуре, даже если кто-то считает ее «нерентабельным производством». Мы ведь стараемся делать так, чтобы заводчане выходили из своих цехов, кабинетов и попадали в мир красоты. Отдыхали душой. У нас тяжелый физический труд, но он несет людям радость. Несмотря на то, что рынок переполнен цветами, продукция заводской теплицы востребована. Все хотят букетик из наших роз! А когда цветет хризантема, ни одного цветка не остается непроданным!

Впрочем, цветоводство – не единственное направление работы ТПХ. Сотрудники теплицы занимаются озеленением территории завода и базы отдыха «Увильды», снабжают «прямо с грядки» овощами столовые предприятия. Выращивают десятки видов комнатных растений на любой вкус и кошелек.
Кстати, к вопросу о востребованности продукции. К недавнему празднику работники теплицы вырастили четыре с половиной тысячи тюльпанов, не считая роз и прочих цветов. Все это было раскуплено заводчанами за полтора часа! Как показывает практика, на каждое «дерево счастья», выпестованное в местной теплице, находится свой покупатель.

Елена ПАНТЕЛЕЕВА, рабочий тепличного хозяйства:
— Наш секрет в умении перестраиваться. Не так важно уметь учиться, сколько — переучиваться. Если даже высокая мода меняется четыре раза в год, как можно нам оставаться на месте? Да, я понимаю, дефицита цветов сейчас нет. В магазинах можно найти все. Но, одно дело — привезти цветы из-за тридевяти земель, другое – вырастить самому. И люди стали понимать и ценить это. Наши, уральские розы меньше, но они пахнут, они дольше стоят, они — живые!
«Плохих цветов не бывает»
Елена Вениаминовна Пантелеева – ветеран цветоводческого фронта. Она отработала в ТПХ Приборостроительного завода сорок лет. В теплице до сих пор сохранились цветы, которые видели ее девчонкой!

Елена ПАНТЕЛЕЕВА:
— Смотрите, это – знаменитый мирт. Дерево счастья! Раньше каждой девочке дарили маленький горшочек с этим деревцем. Всю жизнь она растила его. Даже выходя замуж, забирала с собой. А вот инжир. Самый настоящий. Очень вкусный. Как на юге.
— Если бы у вас была возможность создать «сад мечты», какие бы растения поселили в нем?
— А я уже создаю его на своих пятнадцати сотках! Наконец-то руки дошли и до «сада мечты»! В нем будет расти все, что вы видите здесь. А вот подходить к созданию сада надо как к подбору комплекта одежды. Вы же не наденете вещи, которые не сочетаются? Кроме того, сад должен постоянно менять наряды, и при этом растения должны сочетаться друг с другом. Вот такая задача.
— Есть мнение, что люди вашей профессии «купаются в цветах».
— Нет. Часто сапожник остается без сапог. Однажды, накануне 8 марта, мы продавали цветы в здании заводоуправления, и какой-то мужчина подарил мне гвоздику и шоколадку! Этот случай до сих пор согревает мне душу.

Получая цветок, любой цветок, я понимаю, какой это труд — вырастить его. И всегда принимаю его с огромной благодарностью! Плохих цветов нет, как нет некрасивых женщин. Я никогда не скажу, что «цветок плох». Он же ни в чем не виноват. Виноваты люди, которые долго его везли, не сумели создать нужных условий. Каждый цветок несет радость, как бы он не выглядел!
— Я смотрю, вы относитесь к ним, как детям…
— Да, наверное. Жалко их. Все стараемся сохранить.
— Если бы однажды вам сказали: «Вы – участник космической экспедиции, но с собой можно взять только одно растение с Земли»,— что бы выбрали?
— Зерно пшеницы. Растение, которое даст хлеб. К сожалению, в сложные моменты человеческой жизни цветы уходят на второй план. Важнее другие растения, которые дают пищу. А цветы несут только радость.
— Но без радости человек не может существовать точно так же, как без хлеба! Вот поэтому ваша профессия — из разряда вечных. Согласны?
— Я отвечу стихами. Недавно написала вот эти строчки. Это мой гимн нашей профессии:

«В природе – до простого мудро.
Пытаясь суть понять цветка,
В руках держу живое чудо:
«Прими семян в ладонь, земля!».
Зеленое, живое пламя,
Оберегу твои ростки,
Отдам любовь и пониманье,
и теплоту своей души.
И вот, в один из будних дней,
моей молитвою труда
Для вас, родных моих и близких,
Опять воскреснет красота!».

— И все-таки, зачем заводу цветник?
— Помните, как говорила Цветаева: «Когда обидой опилась душа разгневанная, когда семижды зареклась сражаться с демонами… Деревья, к вам иду спастись от рева рыночного…».
Территория нашего завода, наверное, самая цветущая в округе. К сожалению, больше теплиц не осталось. Если и наша исчезнет, город потеряет свое лицо. Тот уникальный облик, которым он всегда гордился.

Наталья ИСАКОВА.
Фото Александра ЕРЕМИНА.