Твои люди, город

Пенсионеры МВД, ветераны, встречаясь, непременно шутят между собой, мол, милиционеров бывших не бывает.

На самом деле, как правило, эти люди отличаются своим неравнодушием и активной гражданской позицией. Буквально на днях в магазине «Магнит» стала невольным свидетелем поучительной сцены. Стоящий передо мной в очереди худощавый мужчина в черной спортивной шапочке строго спросил кассира: «Почему вы мне муку пробили на пять рублей дороже, чем указано на ценнике в торговом зале?». По характерному голосу, я сразу узнала Анатолия Гербертовича Бальцера и поняла, что сейчас сотрудники магазина получат урок. Этот уважаемый человек, судья в отставке, ранее начальник ГОВД, а еще ранее - начальник уголовного розыска, не поленился и принес продавцу ценник. Когда все встало на свои места, Анатолий Гербертович обернулся ко мне и рассмеялся: «Отсудил, однако, пять рублей!». Да, если бы каждый из нас повседневно и повсеместно был так же принципиален, насколько упорядочилась бы наша жизнь!

Так случилось, что мой разговор с Олегом Юрьевичем Ткаченко, подполковником милиции в отставке, посвященный грядущему Дню ветерана МВД, тоже начался с Анатолия Гербертовича Бальцера

- Прямолинейность Анатолия Гербертовича, его требовательность и его справедливость поначалу меня поражали, - признался мой собеседник. Я считал, что он человек-рентген, которого невозможно обмануть даже по мелочи. Бальцер - это усть-катавский Дзержинский. Судьба свела меня с ним в непростой момент. Я пришел на службу в милицию на должность помощника ДПНО - дежурный помощник начальника отдела - в дежурную часть. Жена-студентка дневного отделения Челябинского педагогического института только что родила дочку. Надо сказать, что в то время на инязе заочного отделения не было, поэтому со слезами, но моя Юлия Владиславовна вынуждена была уехать на учебу.

Мне пришлось перевестись в патрульно-постовую службу - ППС. Днем нянчил младенца, вечером мама заступала на вахту по уходу за внучкой, а я выходил на дежурство. Мне казалось, что наш жесткий начальник ГОВД Бальцер не мог понять такой ситуации, но я ошибался. Вообще, считаю, мне повезло, что с первого дня в милиции я встретил настоящих профессионалов и замечательных людей.

Пришел в милицию, когда отделом руководил Виктор Иванович Шеремет – душевный человек. Нельзя сказать, что мягкий, но дипломат. Моим непосредственным начальником в дежурной части был Калинин Василий Степанович. Он - ДПНО, я - его помощник. Короткий период времени с ним поработал, но это был важный момент моей милицейской жизни. Профессионал, уже пенсионного возраста, Василий Степанович одновременно был строгим начальником и мудрым наставником. Спуску мне не давал. На вид поставит, если что не так, но зла не держал. Даже если не знал что-то, понятно, интернета и в помине еще не было, он не отмахнется. Дома подумает, проанализирует факты из своего опыта и потом мне, молодому, донесет до сознания как следует. Мы совпадали с Василием Степановичем в том, что оба с чувством юмора, и умели в этом ключе разговор вести. Кроме того, что на работе вместе, мы и жили в одном подъезде. Это по-человечески сближало и крепило службу.

- Олег Юрьевич, вам довелось работать и «на земле» и в кабинете. Это ведь «две большие разницы»?

- Считаю, что из тех, кого оформлял в свое время в патрульно-постовую службу, неслучайно многие стали большими профессионалами. Например, Анатолий Евгеньевич Селиверстов - сегодня руководитель следственного комитета в Миассе, Дуюнов Александр Васильевич возглавляет службу безопасности на нашем заводе. ППС - хорошая начальная школа для тех, кто серьезно решил связать свою жизнь со службой в силовых структурах.

- Следующая ваша должность - инспектор охраны общественного порядка, кабинетная работа, не показалась вам скучной?

- Вспомнил, как Усков Александр Анатольевич, частенько говорил о том, что каждый сотрудник свою службу считает самой важной и необходимой, - улыбнулся после некоторого раздумья мой собеседник. - Так и я до сих пор уверен, что проделал тогда очень большую работу. Разработал девять маршрутов патрулирования. Это ведь все делается не наобум, а с хронометражем и другими расчетами. Документально все оформил. Регулярно контролировал работу нарядов. Также в мои обязанности входило решение вопросов лицензионно-разрешительной системы.

Нареканий больших не имел, продвигался по службе. В 1993 году, когда начальником ГОВД был Александр Анатольевич Усков, появилась милиция общественной безопасности. Начальником МОБ назначили Гладкова Анатолия Анатольевича, я некоторое время был в его подчинении. Потом перешел в дознание. Месяцев восемь подразделением руководила Дементьева Валентина Захаровна - упертая, требовательная, боевая, та, которая всегда на работе. Она заболела и ушла на пенсию, тогда я ее заменил. При мне в дознании служили Селиверстов Анатолий Евгеньевич, Надежда Александровна Шустова, Трякшин Сергей Валерьевич, Евдокимов Юрий Александрович, Мичев Алексей Ильич, Глушаченков Виталий Александрович. Непросто было. На раскачку никто времени не давал. То есть, надо было учиться по ходу дела и дознание проводить качественно. Навсегда запомнил первое свое дело - хулиганство, разрушение снежного городка в парке Дворца культуры. Все тогда нормально сделал, дело ушло в суд.

Каждого человека, который пришел из патрульно-постовой службы и умел только протоколы составлять, надо было научить допрашивать, производить другие следственные действия. У нас получалось, потому что старались научиться друг у друга или, если надо, подсказать товарищу.

Волшебный» пинок», как сейчас модно говорить, дал всему отделу начальник. Александр Анатольевич стал создавать коллектив в самом хорошем смысле этого слова. Все, каждый сотрудник был втянут в спортивную или культмассовую жизнь отдела. У нас регулярно проводились соревнования по футболу и волейболу. К каждому празднику готовили концертную программу, участвовали во всех областных смотрах художественной самодеятельности. Помню, Михаил Журенков приходил вечерами в отдел и репетировал с нами: пели под гармошку. На Сергея Трякшина, к слову сказать, сегодня он сотрудник ФСБ, надели бескозырку, и он отплясывал «Яблочко». Разговор с теми, кто не хотел, был коротким: «Почему ты не хочешь, а я, твой начальник, считаю обязательным петь?».

Начиналось все, конечно, с Александра Ускова, он во всех мероприятиях участвовал наравне с сержантами. Не считал это зазорным. Пусть концерты были не всегда на высоком художественном уровне, но выступали от души, и зритель был самым благодарным - коллеги. Когда Козлов Сергей Иванович ушел на пенсию, я по предложению Ускова, стал начальником МОБ.

- Может быть, это уже были годы спокойной службы, кабинетной?

- Что такое праздники я узнал только, когда вышел на пенсию, - рассмеялся Олег Юрьевич. - Обычно в выходные самая работа. Известно ведь, хочешь, чтобы сделано было хорошо, сделай сам. Не стеснялся на дискотеке лично контролировать ситуацию. Будучи сотрудником ППС, в шинели, портупее, с пистолетом в кобуре, очевидно, производил впечатлении, потому что молодежь называла меня тогда «Красная жара», то есть считала строгим милиционером. Милиция общественной безопасности включает тринадцать разносторонних служб, поэтому очень сложно вникнуть во все одновременно. Обратишь внимание на ПДН, про конвой что-то пропустишь. А еще есть паспортной стол, дознание, ГИБДД, РЭП. Сержантский состав - это тоже отдельная тема. Задним числом, анализируя, пришел к выводу, что и на пенсию я в 40 лет ушел, потому что устал за пятнадцать лет руководить, выдохся.

- Может быть, следовало пройти реабилитацию и снова вернуться на службу?

- Сожаления нет. Я доволен, как все сложилось. Радует, что мои дети, несмотря на то, что не понаслышке знали о тяготах службы, пошли по моим стопам. Дочь работает в челябинской прокуратуре, сын - юрист в энергетической компании.

- Олег Юрьевич, что-то подсказывает мне, что до милицейской службы вы прошли достойную подготовку в армии?

- Можно и так сказать. Сержантскую школу прошел в Свердловской области. Служил в группе советских войск в Германии. Занимались разведывательно-диверсионной деятельностью. Должны были проникнуть в тыл условного противника для уничтожения самолетов на взлете или на минимальной высоте. На вооружении был ПЗРК - переносной зенитно-ракетный комплекс. Это аналог американского стингера, фактически ракета. Опасно, конечно, было. Если ты не ушел сразу после выстрела, тебя уничтожат. Когда ПЗРК был использован, в бой вступал арсенал БМП 2.

Наша служба, конечно, отличалась от той, какая внутри страны была. Одевали нас с иголочки, всегда хорошо. На некоторых мероприятиях мы находились в непосредственной близости от немцев, фактически представляли страну. Все это приучает к дисциплине, и, естественно, позже очень пригодилось мне и в милиции.

За тридцатилетнюю историю существования Усть-Катавского городского отдела милиции можно отметить целый ряд подразделений, которыми годами, порой десятилетиями, руководили замечательные профессионалы, я бы сказала знаковые личности. Начальник ГОВД Усков Александр Анатольевич, следствия - Гладков Анатолий Анатольевич, руководитель уголовного розыска - Бальцер Анатолий Гербертович, ГАИ - Кочугаев Петр Николаевич - это известные в Усть-Катаве люди. Результат их работы - добротный, слаженный коллектив и безупречная служба подразделения. Мой сегодняшний визави - Ткаченко Олег Юрьевич - фактически создавал дознание, которое впоследствии стало также одним из самых благополучных подразделений усть-катавской милиции.

Людмила ТИТОВА

Фото из архива Олега ТКАЧЕНКО.