Твои люди, город

«Ох, ничего себе, каков молодец! - едва ли не хором воскликнули женщины - и клиентки, и мастера, когда в парикмахерской появился статный мужчина средних лет в камуфляжной форме. На груди его эффектно позвякивали награды, а на голове красовался голубой берет десантника.

Мужчина поговорил с хозяйкой салона, вежливо кивнул остальным дамам и удалился. Оказалось, что так впечатляюще появился в парикмахерской муж владелицы салона - Валерий Николаевич Скобочкин.

Валерий Скобочкин служил в армии в 1982-84 годах. Знал, что в воздушно-десантных войсках будет служить, потому что после ГПТУ-22 отсрочка была и специальная подготовка на сборах в Челябинске.

- Первый прыжок, наверное, серьезное испытание?

- Не страшно поначалу, - улыбнулся мой собеседник. - Потом себя пересиливаешь, а после прыжка себя уже чувствуешь героем. Инструкторы были девчонки - спортсменки. Так что все было продумано.

Призвали в армию Валерия Скобочкина 29 марта 1982 года. От сержанта, который за ними прибыл, новобранцы узнали, что группу отправят в Афганистан. Готовились к службе за границей в учебном центре четыре месяца на озере Лосвидо, в Белоруссии. Стрельбы, физподготовка для Валерия не составляли проблемы, потому что до армии занимался лыжами и самбо. А 8 августа через Ташкент на самолете солдат переправили в Кабул. В этот момент от парней уже никто не скрывал, что они - пополнение вместо убитых и раненых.

- Каким было первое впечатление?

- Идем: песок, жара, патроны валяются. Поселили в палатках по тридцать шесть человек. Две недели положено было на адаптацию, потому что резкой смены климата организм не выдерживал. У солдат шла кровь из носа, начинался понос. Но уже через неделю отправили на первую боевую операцию. В историю она вошла, как Панджшерская. Задачей для нашего подразделения было всех духов выбить из засад, схронов в горах. Не получилось. И много лет не могли очистить территорию.

- Валерий Николаевич, каким для Вас был первый бой?

- Первый бой - свистит возле тебя, и только потом понимаешь, что пули летели. Погибали парни с улыбкой на лице, не поняв, что случилось. На автомате действуешь, спасибо за строгий спрос в учебке. Тогда появилось новейшее оружие наземной артиллерии типа БМД - боевой машины десанта, только более мощное.

Я вначале был заряжающим, потом - наводчиком, командиром подразделения. Закончил службу заместителем командира взвода, в звании старшего сержанта. Во многом помогло в психологическом плане, что служил в одном подразделении с Сергеем Харитоновым. Он тоже из Усть-Катава. Все время были на боевых операциях, только помыться, переодеться, передохнуть в полк заходили.

Просились в патруль, чтобы в Кабул попасть. От местных магазинов поначалу шок настоящий испытывали. Там было все, и все - импортное. Деньги у нас были. Выдавали и рубли, и чеки. Приятно было маме высылать натуральные шелковые платки. Для себя одежду - джинсы, рубашки-сафари, кроссовки.

- Вам посчастливилось избежать ранений?

- Да, обошлось легкой контузией.

- Я видела, что наград у Вас немало?

- В основном это юбилейные, а боевые – медаль «За отвагу» и от «От афганского правительства».

В 1983 году перевели бригаду Валерия Скобочкина в Мунарай. Это восточная и южная приграничная зона с Пакистаном, предгорье перевала. Третий пост контролировал тропу, по которой духи оружие перевозили.

- Обычно разведгруппа устраивала засаду, потом вызывала артиллерию, и начинался бой на уничтожение. Однажды духи напали на пост. Мне надо было с одной машины на другую перебраться, это метров семьдесят. Пули свистят, ложатся строчками. Ребята наблюдали за мной из укрытия, как я полз. Потом рассказывали, только пыль за мной, как за ящерицей поднялась. В острой ситуации, видно, инстинкт самосохранения срабатывает, сотворишь такое, что и сам не ожидал. Ночью постоянно обстреливали. Наш парень шорох услышал и бросил гранату в арык, благодаря его реакции, мы сумели отбиться. За два года, преследуя духов, весь Афганистан прошли. Даже на Пакистанскую границу заходили. Самое тяжелое - терять друзей. И вспоминать не хочется, такая боль.

- В советские времена граждане за границу выезжали в редких случаях. Для Вас, наверное, было интересно наблюдать жизнь авфганцев?

- В больших городах нормальная жизнь, а в маленьких городишках и кишлаках очень бедно местное население жило. Вместо домов - мазанки из кизяка. В Кабуле много русских - потомков переселенцев времен гражданской войны. Они уже переродились, но рыженьких детей много. Мы уже и язык афганский начали понимать. Он похож на таджикский.

- Вы разбирались, в чем состояла политическая подоплека участия нашей армии в Афганской войне?

- На политинформациях нам объясняли, что советские специалисты очень много строили в Афганистане. СССР дружил с афганским народом, поэтому и в гражданской войне оказывал помощь народной армии – царандой. После Апрельской революции в Афганистане в августе 1978 года было создано Министерство внутренних дел, получившее название Царандой. Но к сторонникам царандоя у нас было двоякое отношение.

Допустим, ополченцы тоже охраняли территорию. Они могли к нам зайти. Так и говорили, сейчас здесь «подхарчусь», и пойду к духам, там у меня брат. Или такой момент. Духи идут в кишлак в пятницу, мы их не трогаем. Понимаем, что они идут к семьям, и уже как бы мирные люди. А назавтра эти же люди начинают нас из минометов обстреливать - сдавайтесь. Тем не менее, вернулся домой с чувством исполненного интернационального долга. Что должны сделать – исполнили.

После службы в армии Валерий Скобочкин вернулся на УКВЗ, в цех №9. Стал работать слесарем-сборщиком. Однако боевое прошлое в Афганистане никогда не забывалось.

- Полезно было послужить, - считает Валерий Николаевич, - после Афганистана изменилось отношение к жизни. Стал более рациональным. Сохраняю связь с однополчанами в Одноклассниках. По скайпу общаемся, и встречи были. Нам небезразлично, как складывается жизнь у каждого. Нас связывают общие воспоминания. За время армейской жизни мы стали одной семьей, ведь делились сигаретами, едой, поддерживали друг друга. Как-то командир разведгруппы 317 Иванов написал в интернете: «Скобочкина я запомнил, потому что он нас спас, когда мы попали в засаду, и вызвали поддержку огнем. Скобочкин тогда отсек духов огнем и не позволил взять нас в кольцо».

Очень приятно было это прочесть. И дорогого стоят эти слова, -помолчав сказал мой собеседник.

Валерий Николаевич Скобочкин состоит в «Боевом братстве» города Усть-Катава.

- Считаю очень полезной эту организацию для воспитания молодежи. Сам я служить ушел в 20 лет, демобилизовался 23-летним. А на смену прибыли 18-летние, нам показалось - дети. Мы-то отучились, на заводе поработали, уходили более зрелыми и подготовленными к службе. В «Боевом братстве» меня привлекает то, что одна из задач организации - подтянуть всю молодежь, чтобы она на нашем опыте поняла, что к службе в армии, да и к взрослой жизни надо готовиться. Почему-то у нынешних парней нет такого патриотизма, какой был у нас. В свое время в СССР добровольцы просились, писали заявления, чтобы в Афганистан попасть.

В тот день, когда Валерий Скобочкин так блестяще появился в парикмахерской, он как раз возвращался с мероприятия, посвященного новому молодежному движению «Юная армия». В составе жюри он оценивал успехи юнармейских команд в спортивных соревнованиях, умении оказать медпомощь и строевой подготовке.

Людмила ТИТОВА.

Фото из архива В. Н. СКОБОЧКИНА.