Твои люди, город

Вам в жизни повезло, если ваш близкий, друг или соратник, как говорят, – «легкий человек». Такой, например, как Олег Скрябинский.

В силу разных обстоятельствк пятидесяти трем годам Олег Владимирович успел сменить ряд профессий. После службы в армии пять лет преподавал труд в школе №4, в поселке Шубино. Время было тяжелое, в 90-х зарплату учителям задерживали, а в семье уже подрастали двое сыновей. Пошел на железную дорогу монтером пути

Спустя два года, пригласили на более интеллектуальную работу – управляющим в кафе «Элита». Сейчас Олег признается, что тогда приобрел бесценный опыт бухучета и работы в торговле. Потом десять лет служил пожарным в городской ПЧ. И везде, как он говорит, работал с удовольствием.

- Как такое возможно?

- Просто я люблю то, чем занимаюсь, - улыбаясь развел руками мой собеседник. - Если не нравится, то и за хорошие деньги не возьмусь за дело.

Еще Олег Владимирович четыре года занимался строительством. Началось все с того, что отделал в Москве квартиру племянницы. А потом пошли заказы от ее подруг и знакомых.

- У меня в то время была цель - заработать на свое дело, говорит Олег. - Уже знал, что у меня будет магазин спецодежды. Пять лет назад сын Илья после окончания механико-технологического факультета ЮУрГУ по международной программе улетал на работу в ЮАР, в Кейптаун. Илья - человек серьезный, но я все же высказал ему свое пожелание. Провожая его из Москвы, посоветовал пойти работать не по специальности, а устроиться в дорогой ресторан. Чтобы в общении с иностранцами отшлифовать свой английский.

Именно тогда Олег наладил сотрудничество с одной из московских фирм спецодежды. Сегодня, по собственному признанию Олега Владимировича, он живет нескучно, и морально отдыхая. Дом отделал, а чтобы обеспечить свою семью мясом, поросят держит. В браке счастлив. Не случайно сыновья его искали жен, не «заморачиваясь» - такую, как мама. За сыновей Олегу Владимировичу никогда не было стыдно

- Олег, с высоты жизненного опыта, как считаете, что способствовало удачно сложившейся жизни?

- Из армии вернулся домой другим. Морально более твердым, жестким, более обязательным и дисциплинированным. Хотя я с детства живу по режиму в двадцать два часа – отбой, в шесть часов – подъем, потому что смысл моей жизни - всегда быть в форме. Тем не менее, в советское время считалось, что если ты не служил в армии, значит с тобой, как говорится, «что-то не то».

ВДВ-шники тогда были редкостью, поэтому многие мечтали о десантных войсках. Брали в ВДВ физически развитых и морально устойчивых парней. Если в характеристике было хоть слово о склонности к употреблению алкоголя, ни о каких десантных войсках не могло быть и речи. Еще во время учебы в Усть-Катавском механическом техникуме, в марте 1984 года, Михаил Катунькин по направлению от военкомата возил нас на Калачевский аэродром под Челябинском - на прыжки с парашютом. Мы две недели жили там в казарме - на базе Челябинского учебного авиацентра ДОСААФ.

- Первый раз страшно было прыгать?

- Страх? Конечно, было страшновато. Первый прыжок делали с девушкой-спортсменкой. Специально, ведь каждый в такой ситуации старается показать себя мужественным. Для меня, думаю, как и для моих сослуживцев, - ВДВ-шников, годы службы - самые счастливые.

- Слышала, что Вы готовили наших солдат для отправки в Афганистан?

- Да. Но вначале была «учебка» в городе Гайжюнай в Литовской ССР. Честно, приятных впечатлений от местного населения, природы не осталось. Наших солдат не любили. Могли, например, в магазине что-то не продать. Мне повезло в том смысле, что я с земляком и другом Андреем Бельским попал в учебный центр. Кровати рядом стояли.

Потом направили в Фергану, в Центр подготовки военнослужащих для Афганистана. Это была горная база ВДВ в Учкургоне, в Киргизии. Я - старшина. В подчинении рота - шестьдесят человек. Самое тяжелое - это отправлять ребят «туда». Обычно отправка происходила ночью, буднично. Построение, посадка в самолет, взлет, и дальше - Кабул или Баграм. К слову сказать, Андрей Бельский встречал моих воспитанников в Баграме. По своим каналам друг мне сообщал: «Твои прибыли».

- Помним и скорбим по погибшим в Афгане. Среди ваших воспитанников есть те, кто не вернулся?

- Из моих ребят вернулись на Родину «грузом 200» за год четыре человека. Кто смотрел фильм «9 рота» - это про наш Центр. Та же гора слева, под ней арык и наш палаточный лагерь. И содержание - будни нашего Центра.

- Олег, очевидно, что работа в Центре подготовки - большая ответственность. Наверное, не каждому срочнику могли доверить?

- Собственно, меня оставляли в учебке в Литве, но я не захотел. Ротный пошел навстречу и отправил в Фергану. Признаться, я, как и другие сержанты, хотел бы уйти воевать в Афганистан

- Почему?!

- Потому что мы были более профессиональными. Там, на войне, мы знали, как правильно поступить, а молодые ребята - не всегда. Они и погибали. Хотя у нас, в Центре, совсем мало было строевой подготовки, зато много стрельбы и экспедиций в горы. Мы учили солдат убивать, чтобы там, за кордоном не убили их. Я должен был воспитать их так, чтобы они выжили. Но они не просто выживали, а хорошо воевали и возвращались домой. У моих воспитанников много боевых наград, и я горд этим.

За годы службы Олег Скрябинский приобрел много товарищей. Сегодня они живут в разных странах, расположенных на территориях союзных республик бывшего СССР. К старым друзьям присоединились и молодые - друзья сына Ильи, тоже, кстати, десантника. Об Илье Скрябинском я расскажу в одном из следующих номеров нашей газеты.

Людмила ТИТОВА.

Фото из архива СКРЯБИНСКИХ.