Твои люди, город

Не обратить внимания на этого человека невозможно. С ним, внешне похожим на одного из известных политических деятелей, сталкиваюсь часто - он живет рядом с редакцией нашей газеты. Каждый раз при встрече Егорыч - так нередко зовут его знакомые - после традиционного приветствия громким, командным голосом непременно пошутит с самым серьезным выражением лица. Удивляюсь такому оптимистическому настрою пенсионера, ведь чаще всего от людей его возраста приходится слышать жалобы на небольшую пенсию, на правительство, на современную молодежь, медицину и здоровье. А тут - сплошной позитив. Откуда он берется у этого человека?

Трудное детство

Александр Егорович Сорокин - так зовут моего знакомого - человек с чувством юмора и непростой судьбой родился в 1936 году в селе Ерал, Миньярского района, позднее переименованного в Ашинский, в простой рабочей семье.

Отец работал машинистом тепловоза, а незадолго до войны, его назначили начальником станции Усть-Катав. В 1943 году забрали на фронт, и единственной кормилицей семьи Сорокиных стала мама. В отличие от мужа Анисия Яковлевна была полуграмотной женщиной, не чуралась любой работы. Особо тяжело пришлось ей во время войны, ведь на попечении у нее кроме семилетнего Саши и шестилетней Лиды остались еще престарелые слепой свекор и больная свекровь.

- Мама работала сутками - кочегаром в хлебопекарне, в Кропачево, - вспоминает Александр Егорович. - Нам с сестрой Лидой так хотелось кушать, что мы не дожидаясь дома, пешком шли встречать ее, а это три с половиной или четыре километра от села. Мама старалась всегда хлебных крошечек для нас припасти. Немного подкрепившись, возвращались обратно уже глубокой ночью. Сестру мама несла на руках, я, полусонный, плелся, схватившись за подол ее платья. А «с первыми петухами» мама опять уходила на работу.

Бабушка хоть и плохонькая была, но тоже норовила грибов, ягод из леса принести, чтоб не так голодно зимой было. Так и жили, пока папа не возвратился с войны.

С возвращением отца с фронта в 1946 году, Сорокиным стало немного легче, так как глава семьи опять пошел работать машистом. Но полученная на войне контузия дала о себе знать, и отец умер в возрасте пятидесятисеми лет. Анисия Яковлевна пережила мужа всего на пять лет.

Первым делом тепловозы

Любовь к железной дороге Александру Егоровичу привил отец. Он часто брал маленького Сашу с собой на работу. Ответ на вопрос «кем будешь?» мальчуган четко знал с самого детства. Окончив школу, шестнадцатилетний Александр без капли сомнения поехал поступать в Златоустовское железнодорожное училище на специальность «помощник машиниста тепловоза». Познания в этой сфере давались ему легко, и время обучения пролетело незаметно.

- Никогда не забуду мое ощущение, когда попробовал первый раз сыр, который нам выдавали в столовой училища, - говорит Александр Егорович, и кажется, будто он вновь испытывает то же чувство, рассказывая запомнившийся момент. - Это сейчас сыр в ассортименте на прилавках магазинов, а тогда этот продукт был дефицитом.

Прошло время учебы. Успешный выпускник училища отработал по полученной специальности два года, а затем был призван в ряды Советской Армии. Служба проходила в Московском военном округе, в войсках ПВО. За добросовестную и ответственную службу Александр Сорокин был занесен в Книгу почета части.

Их свела железная дорога

Вернувшись домой из армии, Александр устроился слесарем по ремонту электровозов на ПТО станции Кропачево. Балагур Саня, который за словом в карман не полезет и на любую шутку ответит десятью, был всегда душой компании. Парень привлекал многих девушек своей непосредственностью, но его сердце было занято лишь одной. Окружающим эта пара казалась странной. Они были такие разные - весельчак Саша и серьезная Галя.

Молоденькая учительница русского языка и литературы приехала работать в село Ерал по распределению, после окончания Челябинского педагогического института. Галина периодически бывала у родителей, в Усть-Катаве, а Александр ездил на работу в Кропачево. Конечно же, он не мог не заметить скромную, симпатичную попутчицу. Так завязались отношения, и, как оказалось - на всю жизнь.

- Судьба, как говорил Миша Евдокимов, - улыбается Александр Егорович.

Вроде бы все складывалось хорошо: работа, связанная с железной дорогой, любимая и верная девушка рядом. Но была еще заветная мечта у Александра Сорокина - водить поезда. Возможность ее осуществить представилась в 1963 году. Друг и сокурсник по училищу предложил ему вакансию помощника машиниста в депо «Курган» ЮУРЖД, но для этого нужно было переехать в другой город.

Почти два года влюбленные общались через письма. Еще больше укрепив свои чувства и сыграв свадьбу в 1965 году, вместе возвратились в Курган, ведь там Александра ждала его мечта - работа машиниста электровоза.

В Казахстане

Так уж устроен человек - стремится туда, где лучше. Вот и Сорокины, намыкавшись по съемным квартирам, из Курганской области переехали в Центральный Казахстан. В городе Никольский, Джезгазганской области Александр Егорович устроился машинистом грузовых составов, а Галина Васильевна - завучем в школу. Практически сразу им выделили квартиру - такими привилегиями в Казахстане пользовались работники железной дороги. Основным грузом составов, которые водил Александр Егорович, была руда.

- Это очень тяжелый груз, на наших поездах не было возможности его перевозить, поэтому, я дополнительно освоил локомотивы немецкого и чехословацкого производства, - с гордостью вспоминает Егорыч.

Судьба

- А вы помните, как начинался строиться наш микрорайон? - спрашивает мой собеседник. И, заранее зная, что ответ будет отрицательным, продолжает рассказ. Оказалось, что переехав в Усть-Катав в 1981 году, Александр Егорович принимал активное участие в строительстве нового района города. Устроился вновь машинистом, но уже не электровоза, а экскаватора. Трудно сейчас представить, что на месте нынешних построек нагорной части города зияли котлованы, кругом стояла техника и работали на ней в две смены. Строителям обещали дать жилье в домах новых микрорайонов. И дали.

- Работающим на стройке можно было выбрать любой подъезд и этаж квартиры. Я выбрал второй этаж, чтобы с балкона ребятишек домой звать удобно было, - говорит Александр Егорович.

Ребятишек у Сорокиных тогда уже было двое. Две дочери. Людмила и Татьяна не пошли по стопам родителей. Старшая окончила Московский инженерно-строительный институт, а младшая - Пермскую фармацевтическую академию. А потом пришла беда. Нет большего горя для родителей, чем потеря детей, и смерть старшей дочери стала настоящей трагедией для четы Сорокиных.

Не хотелось бередить старые раны ветерана, поэтому, чтобы сменить тему разговора, спросила Александра Егоровича, как ему в восемьдесят лет удается так бодро выглядеть.

- Никогда не курил и не пил. Старался больше работать. Всю жизнь мы с супругой добросовестно трудились, будучи даже на пенсии. Жена упрекала порой, что я больше о работе думаю, чем о семье. Всего достигали трудом. Галину мою дважды удостоили званием «Отличник народного образования», меня тоже не обошли вниманием, - говорит мой собеседник. И тут же вздыхает. - Очень хочется внучков понянчить, но видимо, как Евдокимов сказал, - судьба!

Стряхнув с себя упавшую шелуху от семечек, поблагодарив за «компанию», Егорыч неспешно направился в сторону своего подъезда, а я, оставшись на лавочке, «переваривала» услышанное, ища ответ на поставленный вначале беседы вопрос о причине его оптимизма и хорошего настроения. И поняла: да просто не тратил этот человек отпущенное ему время на то, чтобы завидовать другим, сетовать и злиться на жизнь! Всем бы нам такое умение.

Наталья АНАНЬИНА.

Фото автора.