Твои люди, город

(Продолжение. Начало в № 11 от 24.03.2016 г.).

У мемориала Мисягина, начиная с 1996 года, сложилась любопытная спортивная история. Характер турнира видоизменялся во времени – поначалу это были состязания исключительно среди тяжеловесов. Затем это стал статусный российский турнир, за победу в котором давалось звание «Мастер спорта России». Далее турнир обрел международный статус с участием дзюдоистов из ближнего зарубежья. Наконец, сейчас к нам приезжают сильнейшие юноши страны – светлое будущее отечественного дзюдо.

 

Турниры с богатой историей и традициями

Ежегодный календарь дзюдо в Трехгорном не ограничивается мемориалом Андрея Мисягина. Уже 33 года, начиная с 1981, в городе проводится турнир памяти военнослужащего Виктора Прохача, который ценой своей жизни спас рабочего в загазованном канализационном колодце.

Через его «жернова» прошли такие большие южноуральские мастера, как тот же Андрей Мисягин, Гиви Гаургашвили, Иван Першин, Сергей Закаляпин, Кирилл Денисов, Дмитрий Герасименко и многие другие. Надолго запомнился и крупный турнир среди уральской молодежи на призы главы города Николая Лубенца. Мы его провели трижды при непосредственной поддержке Николая Андреевича, большого любителя дзюдо.

Проводятся также Всероссийский турнир памяти подполковника А. В. Горбунова, турнир по дзюдо среди ветеранов памяти Владимира Герасименко. Для самых маленьких борцов традиционно проводится ежегодный новогодний турнир – большой праздник с Дедом Морозом, Снегурочкой и многочисленными подарками. Наконец, именно в Трехгорном впервые состоялись турниры на призы великого борца Григория Веричева. «У нас в ту пору стали проводить соревнования по легкой атлетике на призы известного марафонца Леонида Мосеева, – вспоминает Владимир Зайцев. – Я тогда и подумал, а почему ни в Челябинске и вообще нигде в области не проводится турнир в честь Веричева? Это же легенда отечественного дзюдо! Мы обратились к самому Веричеву, и он с радостью согласился на проведение турнира его имени. Всего их было три, и на каждом он присутствовал»

Особенно остро это воспринималось в первый раз. Новость о том, что он приедет в город, быстро облетела округу. Люди перешептывались:«Говорят, сам Веричев приедет?» – «Да, знающие люди сказали, что он будет на турнире в качестве гостя». Пожалуй, ни одного высокопоставленного чиновника или какого-то другого важного гостя не ждали в Трехгорном с таким нетерпением, как этого атлета. Григорий был очень тронут вниманием к своей персоне: фотографировался на память, тысячи раз жал руки знакомым и незнакомым людям, бесконечно раздавал автографы. Понятно, что в зрительном зале не было свободных мест. Трехгорненцы рукоплескали живой легенде. И Веричев, казалось бы, привыкший к повышенному вниманию к собственной персоне, был просто сражен. На торжественном построении перед открытием турнира ему дали слово. Григорий поприветствовал всех, окинул взглядом переполненные трибуны, хотел было сказать какие-то слова благодарности, но голос его дрогнул, на глазах выступили слезы. Чемпион чемпионов был тронут до глубины души. Это был самый волнительный момент соревнований. Потом турнир его имени проводился уже в Челябинске, но сам атлет нередко вспоминал и благодарил трехгорненцев за этот искренний почин.

Студенческая мечта и шаги к ее воплощению

Наверное, в жизни каждого человека должна быть мечта, цель, к достижению которой он должен стремиться. Для Владимира Зайцева такой мечтой-идеей стала собственная школа борьбы.

А свой спортивный путь он начинал с греко-римской борьбы. Пятнадцатилетним школьником записался в местную секцию к тренеру Герману Борисовичу Хуторному. Ему сразу все понравилось – коллектив, наставник, сам вид спорта. И на ковре у него многое получалось – занимал по юношам призовые места на городских и региональных соревнованиях, стал чемпионом области, выезжал на всероссийские турниры. И это увлечение предопределило его решение поступить в Челябинский институт физкультуры. Но там отделения классической борьбы не было. Зато как раз была открыта кафедра дзюдо, которую возглавлял Харис Мунасипович Юсупов, имя которого в начале семидесятых уже гремело на всю страну.

Но для того, чтобы попасть в институт, надо было еще сдать экзамены и показать строгим экзаменаторам, что умеешь делать на ковре. «Ко мне подходит Виктор Носков, мы с ним потом станем хорошими друзьями, – вспоминает Зайцев. – Ты же борец, вот и покажи как умеешь бросать через грудь». Ну, думаю про себя, делать нечего и бросил пару раз, а Юсупов мне и говорит: «Молодец, я вас зачисляю». Для меня это была маленькая победа. Я ведь борец-«классик», о дзюдо толком ничего не знал. И сам процесс переквалификации прошел достаточно болезненно. Я ходил на лекции, все записывал, изучал. Спасибо и моим добрым товарищам – тому же Виктору Носкову, Сергею Пронину, Владимиру Тимофееву, с которыми я учился в одной группе. Они мне очень помогли узнать тонкости дзюдо».

Начало пути

Студент из Зайцева получился старательный. Все впитывал как губка. Но в спортивной карьере далеко пойти не удалось. В двадцатилетнем возрасте он получил серьезную травму – разрыв крестообразных связок колена. О больших победах пришлось забыть. Но как потом сам признался, для него это не стало ударом. Он не особенно жалел о случившемся.«Я не ставил перед собой задачу стать великим спортсменом, – поясняет Зайцев. – Все-таки в дзюдо я пришел достаточно поздно. Наивно было полагать, что я смогу догнать и перегнать тех ребят, которые с юных лет занимаются дзюдо. Но еще в студенчестве у меня родилась мечта – создать свою школу. Такую же, как у Хариса Юсупова. И уже тогда в голове стали зреть планы, как осуществить свою мечту. Я записался в научный кружок при институте, меня стали чаще подключать к обслуживанию областных и всероссийских соревнований, нередко выезжал на сборы, изучал то, как ведется тренировочный процесс у спортсменов и многое-многое другое. И уже в 1980 году, когда закончил институт и вернулся в Трехгорный, я был полон амбиций и энергии применить все свои знания на практике». Но жизнь, как правило, сама все расставляет по своим местам. Редко бывает так, чтобы все получалось сразу и быстро. Вот и Зайцеву пришлось столкнуться с первыми трудностями. Он организовал небольшую секцию дзюдо в подтрибунных помещениях стадиона «Труд», а сам на первых порах работал на Приборостроительном заводе. Днем работа, а с пяти до десяти вечера занимался с ребятами. Но, понятно, тренировочный зал и вообще условия оставляли желать много лучшего. Необходимо было создавать крепкую материально-техническую базу. Но как? Ведь в институте этому не учили. Пришлось осваивать вторую науку – управленческую, бухгалтерскую. А еще находить подходы к тем людям, которые могли как-то помочь в приобретении татами, кимоно, инвентаря для тренировок. Тут требовались другие знания и умения. «Поехал я как-то в Москву, а там в городке Рошаль есть химкомбинат, который делал маты из поролона, – рассказывает Владимир Васильевич. – Каким-то чудом удалось договориться с руководством комбината. Два таких ковра я привез в Трехгорный. Поддержал меня директор Приборостроительного завода Александр Георгиевич Потапов. Вызвал к себе и сказал, что я делаю полезное и нужное дело: «Нам надо растить крепких и здоровых детей, чтобы они могли постоять за Отечество. Ваша секция – хорошее дело. Надо думать о будущих поколениях. Организуйте секции дзюдо и самбо в детских садах». маленьких «атлетов».

Журнал «Бизнес и культура».

Фото из архива СДЮСШОР по дзюдо.