Культура

Недавно, в начале февраля Юрюзанский технологический техникум посетила известная челябинская поэтесса Нелли Михайловна Ваторопина - член Союза писателей России с 2000 года. Нелли Михайловну и ЮТТ связывает давняя дружба. Поэтесса выступила перед студентами первого курса, ее слушателями стали также учащиеся 204 и 202 групп.

"После ее выступления равнодушных в зале не осталось, - говорит Наталья Плеханова - педагог истории и краеведения ЮТТ.

- Нелли Михайловна прочла замечательные стихи и рассказы, в основном о войне. Наша студентка из 115 группы, Валентина Артамонова, в своем отзыве о визите поэтессы написала: "Встреча с Нелли Михайловной стала приятным сюрпризом для студентов. Ее стихи заставляли сердце то сжиматься, то радоваться, а меня - то плакать, то улыбаться. Спасибо вам, Нелли Михайловна, что позволили прикоснуться к вашему миру, увидеть его вашими глазами и почувствовать вашим сердцем".

Стихи поэтессы тронули нас до глубины души, до слез. Многие из стихотворений посвящены войне, которая отняла отца и всех остальных мужчин семьи Нелли Михайловны. Главные темы ее творчества - война, Урал и любовь.

Читая книгу поэтессы "Неотправленная фотография", понимаешь, что судьба Ваторопину не баловала: сиротство, смерть отца и матери, голодное детство. Но несчастья ее не ожесточили, скорее, наоборот:

“Война прошла по детству,

По юности - сиротство.

Судьба сказала: - Бедствуй!

Продолжи горький род свой!

Судьба сказала: - Бедствуй! -

С иронией, не зло.

Мелькнуло сказкой детство

И навсегда ушло.

Я долг свой перед Богом

Исполнила сполна.

С душою-недотрогой

Пила беду до дна.

Разбила чашу плача

В какой-то давний год.

И стало все иначе,

И все - наоборот.

Был принят вызов дерзкий,

Назначенный Судьбой.

Осталось детство -

детством,

А я - сама собой".

Круглая сирота

Нелли Михайловна родилась в апреле1938 года. На пятый день после ее рождения умерла ее 19 летняя мать. Отец с горя поседел, его с трудом оторвали от гроба юной супруги. Вскоре началась Великая Отечественная война, отец ушел на фронт добровольцем. Трехлетняя Нелли осталась на попечении бабушки. Вот что рассказала о своем детстве сама поэтесса: "Провожая отца на фронт, бабушка твердила мне: "Помни! Помни!", - словно знала, что я никогда больше не увижу своего отца, и слова "круглая сирота" станут моими навсегда. Бабушка заменила мне всех родных. Чтобы выжить и не умереть с голода, она купила козу Маньку. Пасла ее я.

Помню, что в детстве я любила наблюдать за птицами, подкармливала их. Своими руками делала кормушки, делилась крошками, зернышками, семечками. Как-то раз воробей сильно ударился о стекло окна и разбился. Бабушка сразу сказала: "Не к добру это!". А через два дня пришла похоронка на отца.

Еще до этого по просьбе папы мы с бабушкой сфотографировались и ждали письма с фронта с новым адресом. Отец очень хотел посмотреть на меня. Но вместо радостной весточки получили страшное письмо: "Ваш сын, гвардии старший сержант Спицын Михаил Степанович, геройски погиб, возвращаясь из разведки".

“Серый осколок” детства

"Серым осколком" запомнилось Нелли Михайловне голодное, военное детство. Бабушка постоянно была занята: то где-то подрабатывала, то стояла в очередях. А потом она перестала улыбаться, в основном молчала, была всегда строгой и суровой.

Но, к счастью, к ним в комнату подселили эвакуированных вместе с театром оперетты молодых людей из Харькова - тетю Мусю и дядю Изю. Они оказались веселыми и добрыми соседями. Старались скрасить скучные, однообразные будни девочки-сироты. Тетя Муся из обрезков ткани шила Нелли красивые платья и сарафанчики. Запомнилась будущей поэтессе и новогодняя елка 1942 года, куда ее взяли с собой добрые соседи. На празднике Нелли подарили плюшевого друга - обезьянку Аркашку, с которым она никогда больше не расставалась.

Я помню Новый год.

Какая елка! Свечи!

Дед Мороз!

Подарки, что под елкой

Заяц прятал.

И лица взрослых,

мокрые от слез.

Война горела где-то

За границей.

И Дед Морозу было -

Двадцать пять.

Мне и сегодня

Эта елка снится -

Как он без ног

Мог с нами танцевать?

Своих соседей Нелли запомнила на всю жизнь.

В деревне

После смерти отца бабушка стала часто болеть. Перенесла инфаркт. Была без сознания несколько дней. А когда первый раз открыла глаза, услышала слова внучки: "Мамочка, родненькая, не умирай! Ты у меня одна-единственная на всем белом свете! Мама, мамочка моя, мама". И бабушка пошла на поправку.

Ее брат забрал их в деревню Пески Курганской области. До войны он работал директором школы. На фронте был тяжело ранен и отправлен домой на лечение.

Дом стоял на берегу озера. Всего год они прожили у дяди, но из своего детства Нелли лучше всего запомнила именно этот счастливый год, когда ее - девочку-сироту окружили заботой и вниманием.

При доме был сад с кустами черемухи. В кабинете дяди находилась огромная библиотека, где много времени проводила пятилетняя Нелли. Сама научилась читать. Брала книги со стихами, сказками и уходила в дикие уголки сада. Читала вслух, в лицах. А когда бабушка стала поправляться, читала ей. Долгие, зимние вечера проводили за самоваром. Пили чай с медом, пели песни. В комнате стояло черное блестящее пианино. Учительница, эвакуированная из Ленинграда, и бывавшая у них в гостях, пела романсы, а Нелли заворожено слушала музыку.

"Музыка уносила меня из комнаты в сказочную страну, где не было ни войны, ни горя, ни похоронок, - говорит Нелли Михайловна. - Где шли, взявшись за руки, мои живые, красивые мама и папа. Я смеялась и плакала, грезила наяву, жила в этих звуках".

Еще одним счастливым "осколком детства" запомнились пирожки с черемухой, которые пекли для детей в школе по праздникам. Как самой маленькой первый пирог доставался Нелли. Запах пирогов с черемухой стал для Нелли Михайловны ароматом детства.

На родину, в Бродокалмак

Счастливые дни закончились очень быстро. Дядя прошел лечение и вновь ушел добровольцем на фронт. Погиб в мае 1945 года, в Будапеште. После получения "похоронки" в доме все изменилось, "будто лампу погасили". Бабушка засобиралась на родину, в Бродокалмак. Тряская дорога. Лошадь. Этой дорогой закончилось недолгое, счастливое детство Нелли.

"О войне написаны тома -

Горем обожженные

Страницы.

Я войну не видела сама,

Но она мне снится,

Снится, снится.

На полнеба - зарево огня,

И земля сгоревшая

Дымится.

Я кричу: - Отец! Спаси меня!

А вокруг меня - чужие лица.

Я иду сквозь памяти туман.

Догорают дальние зарницы.

Я войну не видел сама.

Но она мне снится,

Снится, снится".

“Лепешка Нурии”

В Бродокалмаке Нелли с бабушкой прожили до 1948 года, а затем перебрались в Челябинск. Бабушка устроилась на ферросплавный завод, Нелли продолжала учебу в школе. Послевоенное время было сложное, голодное. Собственного жилья не было. Приютила их дальняя родственница - тетя Уля. Для Нелли настали тяжелые времена. У тети было двое сыновей-хулиганов, которые частенько обижали сироту, забирали у нее последние крохи еды.

Бабушка целыми днями пропадала на работе, тетя Уля тоже была занята. Пожаловаться Нелли боялась. Она сильно похудела, в школе случались голодные обмороки. Чем бы это все закончилось, неизвестно. Но Нелли везло на встречи с хорошими, добрыми людьми. Как-то ее в гости пригласила подруга Нурия. Она угостила Нелли картофелиной с луком, чаем с молоком и горячей, душистой лепешкой. Это был царский обед для голодной девочки, и она запомнила его на всю жизнь. Поняв, что подруга голодает, Нурия стала заглядывать к Нелли и каждый раз угощала ее вкусными лепешками. Позднее Нелли Михайловна написала рассказ "Лепешка Нурии".

Поэтесса вспоминает: "До сих пор, слыша татарскую речь, я угадываю до боли родные, знакомые слова, и во мне оживает что-то доброе, теплое, как та горячая лепешка, которую совала мне в руку каждое утро десятилетняя татарская девочка Нурия".

Хорошие перемены

А сколько было радости, когда им с бабушкой выделили сначала крохотную четырех метровую комнату, а позднее - девяти-метровую. А потом - большую светлую комнату в 18 квадратных метров. Нелли хорошо училась. Обучение давалась ей легко. Любила музыку, литературу. Много читала. В 1952 году Нелли окончила семь классов. Мечтала стать радисткой, но практичная бабушка посоветовала идти в педагогическое училище на дошкольный факультет. "Хоть с голоду не умрешь", - говорила бабушка. Слишком была свежа память о войне и голодном сиротском детстве.

Ольга ЮДИНОВА.

Фото их архива ЮТТ.

Продолжение в следующем номере.