Творчество

- А как он себя ведет на тренировках? - спросила меня неожиданно сноха о внуке, которого я вожу второй год в городской спортзал.

- Нормально. Хотя тренер жалуется иногда. Вместо того чтобы делать работу с мячом, начинает беситься. Маленький еще.

- Да какой он маленький, уже в школу ходит. Учительница жаловалась вчера - шторы с окон содрал. Он и дома бесится, энергии хоть отбавляй. Нужно его еще чем-то нагружать, иначе весь дом перевернет.

Вот мне задача. Ничего другого, как ходить в спортзал пешком, я тогда придумать не мог. Просто, дешево и полезно. Подъехав в очередной раз к дому, я заявил:

- Так, Димка, сегодня пешком пойдем. Машина сломалась, видишь руль не крутится.

- Пешком! А где мы пойдем?

В глазах ребенка я прочитал неимоверную радость.

- Сейчас покажу тебе дорогу, через годик сам будешь ходить. Сначала по улице Нагорной, в Луку через пешеходный мостик, а там уже и плутать негде. Пошли.

Получилось, что неизвестно еще кто кого прогуляться заставил. Внуку лишняя нагрузка, чтобы в школе и дома не бесился, а мне в пользу, не в пользу, а шагать надо. Марку взрослого и сильного держать перед сопляком. Грудь колесом, голову выше и от ребенка не отстать. Ох ноги, мои ноги. В конце улицы вышли к обрыву. Пол-города, как на ладони. Сразу посыпались вопросы:

- Дед, а там что за крест на горе?

- Гора эта Шиханка называется. Можно сказать символ города. Она даже на нашем гербе отмечена. С нее почти весь город виден. А крест? Поставили люди добрые, чтобы отвести напасти, несчастья всякие от городских жителей.

- Какие напасти?

- Ну, всякое может быть, пожары там, наводнения, болезни, личные неурядицы. Приходят люди на Шиханку, молятся. Крест ведь далеко виден, можно и отсюда перекреститься.

- А пойдем туда сходим.

- Здрасти, пожалуйста! На тренировку идем или куда? Вот ты умник, все хочешь успеть. Потом время выберем, поднимемся.

Подумал, нужно самому сначала сходить, потренироваться, дорожку посмотреть. Ведь к своему стыду я, как житель Усть-Катава, на Шиханке так ни разу и не был.

- А я знаю - это завод, – вдруг воскликнул Димка.

- Откуда ты знаешь?

- Ну, там же не живут люди, а работают. Там дядя Саша работает. Он себе джип купил. Они его с папой обмывал и шашлыки жарили. Я тоже на заводе буду работать.

- Ага, по-твоему все дяди, что на заводе работают джипы покупают, а я раз не на заводе на «семерке» езжу. Философское у тебя изречение. Иди, работай, мне жалко что-ли. Только сначала школу закончи. Да шторы больше в классе не сдирай. Работать он собрался. Шагай, давай.

Стали спускаться по улице. Обрыв справа становился все круче и опаснее. Всего несколько метров. Живут же люди, дети маленькие у них тут росли. И ведь не было случая, что бы кто-то падал. Вниз и заглядывать жутко. А вот впереди - перспектива! Не остановиться было просто нельзя. Я взял внука за руку. Вид просто завораживал. Пруд, слияние двух рек, мостов, вокзал, движение поезда , который можно видеть весь от локомотива до хвоста, домики Шубино, Первомайки, сосновый массив, пятиэтажки в центре. Завод действительно, как на ладони, что-то пыхтел и бухал, как живой организм. По дамбе вдоль рек мелькали автомобили, так похожие на маленькие игрушки, что Димка совсем недавно двигал дома на паласе.

- Дед, ты чего встал, пошли.

- Пошли, пошли, Димка.

- Где здесь пойдем?

Внук прыгнул в обрыв по малозаметной тропинке.

- Стоять! Ну-ка назад. Ты что, ку-ку? Это козья тропочка. Там только экстремалы ходят. Свалишься, ищи тебя в речке. Смелый какой!

- Пошли дед, тропинка прямо к мостику идет, я же вижу!

- О, Господи! Хорошо, давай рюкзачок, руку, и я первый пойду.

Мама родная. Куда деваться, чего не сделаешь, чтобы не потерять свой дедовский авторитет. Однако тут же про себя машинально прошептал: «Пресвятая дева Мария, Пречистая Богородица! Укажи нам нескользкий путь к пешеходному мостику, не дай разбиться старому да малому. Аминь». Внизу речка, камни, тропочка, местами без снежных ступенек. Видя, что моя страховка только мешает Димке, я почти на четырех костях спустился на безопасное место. Внук обогнал меня и заскочил на мостик.

- Дед, смотри утки!

- Утки, утки. А ты откуда их знаешь?

- Ты что забыл, когда мне показывал, мы с тобой еще на лодке плавали.

- Ах да. Но это было летом выше города. А здесь, вот видишь, речка Катав впадает в реку Юрюзань. Называется это - устье. Понял? Поэтому наш город так и называется, Усть-Катав. Вот как раз из-за этого самого места, где мы сейчас находимся.

- Смотри, смотри - полетели.

- Это они от нас. И то не все. Только самые смелые. Рано еще им летать в марте. Вон сейчас черконут вдоль железной дороги выше горы, и вновь сюда сядут.

Ох и жирные. И ведь выжили. Жалко было на них смотреть в начале зимы. Жались кучками в морозы ниже слива с плотины у родников, выживут-невыживут. А тут гляди-ка. Вон спускаются по солнышку днем в Юрюзань, кормятся, а вечеру опять поднимаются. Ждут настоящей весны. Лед сойдет, и разлетятся по заводям рек, да по дальним озерам. Ух, доберусь я до вас в мае, взыграл во мне инстинкт охотника….

- Дед, ты что глухой? Я тебе говорю, а ты не слышишь.

- Чего ты говоришь?

- А этот мост железный?

- Да, пожалуй, весь железный. Он уже через другую речку. Старый мост, больше ста лет ему. Называется Французский. Говорят, его иностранцы строили, а говорили они по-французски. Пошли, поближе посмотрим. Там вместо гаек и болтов настоящие заклепки. Руку давай, через дорогу перейдем и на тренировке.

Все заботы деду в раздевалке шнурки ребенку на кроссовках завязать. Вот дети пошли, только мячик катать и умеют. Выхожу из спортзала. Окидываю привычным взглядом стоянку. Елы-палы, а машины-то нет. Вот ведь я и не сообразил сразу. Теперь, что мне - и обратно пешком идти? Ох, ноги, мои ноги. Нет, только не по козьей тропочке. По пешеходной дорожке вдоль завода, а там уж, как-нибудь по ступенькам поднимусь.

Утки действительно стайками поднимались вверх по течению к сливу, к родникам. Чуют, что только там можно спастись от зимних морозов. И ведь не кучкуются пернатые чуть повыше на Юрюзани, где теплое течение от завода, а тянутся к пруду. Интересно, кто все-таки подсказал основателям нашего города построить плотину именно в устье Катава? Чисто экономически вроде идея понятна. Готовый металл сразу сплавлять по большой реке, но ведь погрузка была выше завода, на Шубинской пристани. Значит, без подвод здесь не обходились. А ведь много удобных мест выше по течению. У Параниского моста, у Теплых ключей, на Синем камне. И все-таки выбрали устье. Кто-то прочувствовал ту положительную энергетику природы, что идет именно в конце реки, как после долгой изнурительной дороги или работы. Освобождение от старого и рождения нового. Ведь именно здесь и находится что-то родное и близкое горожанам, что хранит и преумножает наш город.

Я легко поднялся, с жадностью глотая легкими чистый морозный воздух, по ступенькам, что ведут в микрорайон. В конце остановился перевести дух и оглянулся. Говорят, каждый видит то, что хочет видеть. На том месте мне всегда бросаются в глаза два креста. На нашей церкви, и далекий - на горе Шиханка. Ну как тут не перекреститься со словами: «Храни, Господи, наш родной Усть-Катав».

Алексей Тихомиров.

Апрель 2018г.